Тема: Оборотни
Показать сообщение отдельно
Старый 14.07.2010, 22:05   #4
Taf
Administrator
 
Аватар для Taf
 
Регистрация: 13.09.2008
Возраст: 33
Пол: Мужской
Локация:
Сообщений: 1,889
Вес репутации: 31
Taf На правильном пути
Отправить сообщение для Taf с помощью ICQ 405508061
Ссылка на профиль пользователя на сайте vkontakte.ru
По умолчанию

Есть такие мифы:

Цитата:
Уверенность шамана в том, что он может принимать форму своего духа-хранителя, — давнее и широко распространенное убеждение. Шаманы часто превращались в волков, медведей, оленей, рыб птиц.

Перевоплощение шамана в зверя у народов Сибири, называется «ие-кыла». Оно тщательно скрывается от всех. В древности люди в этих местах верили что только один раз в году, когда последний снег почернеет, шаманские ие-кыла появляются на земле; тогда души шаманов, воплощенные в них, рыщут везде: их видит только глаз колдуна, обыкновенные же люди их не замечают. Сильные и смелые из них пролетают с шумом и ревом, слабые — тихонько и крадучись; особенной драчливостью и задором отличаются шаманки, и действительно, если среди них встретится настоящая колдунья, то никому не уступит; неопытные или задорные шаманы часто вступают в драку, что приводит к болезни или даже смерти того, чей ие-кыла был побит. Иногда сходятся на бой первоклассные силачи-шаманы и, сцепившись, лежат в продолжение нескольких месяцев, даже лет, не будучи в состоянии одолеть друг друга; тогда люди, собственники этих ие-кыла, сильно болеют, пока один из них не умрет и не освободит другого. Самые слабые и трусливые бывают собачьи шаманы, самые сильные и могущественные те, чьи ие-кыла — громадный бык, жеребец, орел, лось (сохатый), черный медведь. Самые несчастные шаманы — это те, которые могут перевоплощаться в волка, медведя или собаку; эти звери ненасытны, им все мало, сколько бы ни добывал для них шаман-человек; особенно собака не дает покоя своему двуногому двойнику она грызет зубами его сердце, рвет его тело. Тогда шаман сильно хворает и мучается. Ворон тоже плохой ие-кыла; орел и бык-порос называются «чертовскими бойцами и воителями», их титул самый лестный для шамана. Если является новый шаман, то другие шаманы сейчас же узнают об этом по появлению нового, не замеченного ими до сих пор ие-кыла. Приобретение ие-кыла — духа-покровителя, а вместе с тем и присущих ему качеств вовсе не зависит от воли шамана: оно или случайно, или предначертано свыше.

Древняя шаманская вера в способность превращаться в животных сохранялась в Западной Европе до эпохи Возрождения. Такое воплощение шамана (колдуна) получило в ту эпоху название «оборотень». Викинги, прозванные своими жертвами «морскими волками», оказывается, были хорошо осведомлены об оборотнях. Во время кровавых набегов их колдуны надевали на себя звериную личину, как это делал в IX веке воин Квелд-Улф, в переводе «ночной волк». Ученые приписывают происхождение слова «берсерк», что на современном норвежском языке означает «безумствующий, ослепленный», викингам, которые во время стычек действительно безумствовали. В то время это слово означало «медвежья шкура» и служило кличкой тем, кто в бою становился подобным яростному медведю.

Европа славилась своими преданиями и легендами о кровожадных вервольфах (оборотнях-волках). Все мы знаем миф о вскормленных волчицей младенцах — Ромуле и Реме, основавших великий Рим. Несомненно, этот миф имеет своим истоком культовое поклонение вервольфу.

В средние века на вервольфов шла настоящая охота, их истребляли огнем и мечом, так как христианская церковь считала их воплотившимися в волков колдунами, т.е. людьми, вовлеченными в метаморфозы шаманизма, и преследовала их с помощью инквизиции. В то мрачное время они считались слугами Дьявола. Существовал даже целый перечень примет, по которым любой верующий в Господа мог распознать оборотня: сросшиеся на переносице брови; уши, заостренные кверху; волосы на ладонях рук; особые признаки исчезнувшего хвоста; скрюченные пальцы или бросающиеся в глаза своей величиной или изгибом ногти. Считалось также, что у человека-оборотня под кожей растут волосы. Именно этот признак, наличие которого со всею старательностью выискивали у подозреваемых «святые инквизиторы», стал причиной многих смертей.

Чтобы распознать в волке оборотня, особой хитрости не требовалось: если волк очень большой, свирепый и имеет необычный окрас, его следовало убить, потому что он, несомненно, был вервольф.

Наиболее эффективным способом распознавания вервольфа, которым пользовались еще наши прадеды был следующий: надо было нанести волку неопасную, но все же чувствительную рану, желательно на лапе, и потом по этой примете найти человека. Во многих рассказах того времени обыгрывается один и тот же сюжет: испуганный охотник наносит рану неожиданно напавшему на него волку, а на следующий день встречает свою жену с перевязанной рукой. Наиболее надежная защита от вервольфа, как и от всех «дьявольских созданий», конечно же, серебряная пуля, которую следует разрядить прямо в сердце нападающему оборотню. Если же под рукой нет оружия, остается одно: положиться на милость Божию и призывать Святое Имя Его.

Впрочем, некоторые комментаторы той эпохи все же склонялись к мысли, что вервольфы не обязательно должны быть дьявольскими созданиями. Существуют средневековые сказания о короле Артуре, в которых вервольфы изображаются, подобно рыцарю Бисклаврету и королю Горлагону, благородными героями. Из норманнских хроник известно, что английский король Джо, правивший с 1199 по 1216 год, был, оказывается, вервольфом.

У индейцев Северной Америки, как и у канадских инуитов, в ходу были «оборотни-медведи».

Для превращения в животное в одних случаях шаманами принимались галлюциногенные препараты, в других достаточно было шаманской пляски с барабанным боем. Во время таких плясок часто надеваются специальные маски и одежды, чтобы увеличить сходство с животными-силами. Все это служит для соединения личного сознания с сознанием животного-силы. Выполняя пляску, шаманы обычно подражают не только движениям, но и звукам животных. В Сибири, Америке и других местах шаманы издают крики птиц, рычание и другие звуки животных-силы.

Индейцы Мексики и Гватемалы называют духа-хранителя «нагваль» (производное от ацтекского «нахуалли»). Нагвалем называется как сам дух-хранитель, так и шаман, перевоплощающийся в него. (Значение этого слова — «тот, кто остается скрытым, замаскированным».) Нагвалем в Мексике также называют того шамана, который способен к такому превращению, независимо от того, совершает он его в настоящий момент или нет.
ещё:

Цитата:
ийэ-кыыл,- мать-зверь. Он считался двойником своего хозяина, существующим в виде какого-нибудь зверя - лося, оленя, медведя и т. п. Если он получал рану, у шамана болела та часть тела, которая повреждена у двойника; если мать-зверь погибал, то умирал и его хозяин. Поэтому якутские шаманы тщательно скрывали "местонахождение" своих мать-зверей, В мифе, записанном В. Л. Серошевским, весьма красочно описывается, что будто бы один раз в год, весной, когда земля почернеет, мать-звери всех шаманов "рыщут" по земле. В это время их могут заметить только люди, "одаренные" способностью "видеть" сверхъестественные существа. Мать-звери сильных и смелых шаманов "пролетают с шумом и ревом, слабые - тихонько и крадучись; особенной драчливостью и задором отличаются шаманки и, действительно, если среди них встретится настоящая колдунья, то никому не уступит; неопытные или задорные шаманы часто вступают в драку, что ведет за собою болезнь или даже смерть того, чей ийэ кыыла был побит" . Слабые шаманы имели мать-зверя в образе собаки, а самые сильные - в виде быка-пороза, жеребца, орла, лося и черного медведя. Шаман - обладатель мать-зверей в образе волка, ворона, медведя и собаки считался несчастным, так как эти звери никогда не насыщались, сколько бы "хозяин" ни добывал для них жертвенной пищи. Когда они были голодными, то не давали покоя шаману-хозяину, причиняли ему сильную болезнь. Якутские понятия о шаманском матери-звере были схожи с эвенкийскими поверьями о зверином двойнике шамана.
и вот:

Цитата:
Шаманы приписывали себе способность "портить" людей и скот, т. е. насылать болезни и убивать. Сведения об этой стороне их деятельности, как установил С. А. Токарев, имеются в архивных материалах XVII в. В одном из документов упоминается шаман Деки, который будто бы превратился в медведя и убил Булгуя. По мнению С. А. Токарева, в основе этого эпизода "лежал реальный факт нападения медведя на человека", приписанный почему-то шаману . Большинство устрашающих рассказов о "порче" людей, скорее всего, основывались на шаманских угрозах и на интерпретации верующими отдельных несчастных случаев как результата воздействия враждебно настроенных людей, наделенных даром "съедать" кут человека.
Лично я с такими вещами не сталкивался)
Taf вне форума   Ответить с цитированием