Показать сообщение отдельно
Старый 10.10.2009, 14:00   #1
Алексей
Спец
 
Регистрация: 27.11.2008
Возраст: 42
Пол: Мужской
Локация:
Сообщений: 734
Вес репутации: 22
Алексей На 1 уровнеАлексей На 1 уровне
По умолчанию Комиссия изучит вопрос возвращения городу названия Симбирск

Мифы просвещения

Недавно со страниц одной из газет к властям региона обратились чувашские академики, краеведы, бывшие преподаватели и выпускники педагогического училища им. Яковлева. Они просят не торопиться с возвращением названия Симбирск. «Многие жители города считают, - говорится в обращении, - что имя Ульяновск надо сохранить не только потому, что это родина В.И. Ленина. Ведь его отец, Илья Николаевич Ульянов, - выдающийся просветитель. Он сыграл в этой истории свою роль. Неужели такая известная семья не достойна оставить след в российской истории?»
ПРО АЛЕКСАНДРА Ульянова из этой же семьи авторы послания умолчали — террористы в наше время не в почете. А вот ссылаться на Илью Николаевича стало уже привычным. Хотя если заглянуть в составленный накануне Октябрьской революции «Словарь деятелей Симбирской губернии, чем-либо выделившихся из общего уровня повседневной жизни», И. Ульянова мы там не найдем. Между тем словарь содержит 390 персоналий, среди которых около 50 представителей народного образования. И среди них есть двое коллег Ульянова, которые, на мой взгляд, сыграли в развитии просвещения Симбирской губернии даже более выдающуюся роль. Это Иван Васильевич Вишневский, который был директором симбирских народных училищ до Ульянова, и Иван Владимирович Ишерский, занявший этот пост сразу после Ильи Николаевича. Но их фамилии, к сожалению, многие годы были преданы забвению, а часть заслуг приписана И. Ульянову. И вообще в советское время об Илье Николаевиче было создано немало мифов, которые живут до сих пор.
Миф №1. Илья Николаевич Ульянов был первым руководителем народного образования Симбирской губернии. Это неправда. Еще в феврале 1860 года директором училищ Симбирской губернии был назначен Иван Вишневский. В 1864-м правительство утвердило «Положение о начальных народных училищах», реализация которого в Симбирской губернии легла на плечи Вишневского, ставшего с этих пор директором народных училищ. Он проработал в этой должности 14 лет, в течение пяти из которых в его подчинении трудился инспектор Ульянов. В 1874 году И. Вишневский по возрасту (ему было уже за 60) оставил пост директора народных училищ, а И. Ульянов был назначен на его место.
Миф №2. В 1869 году, когда Ульянов приехал в Симбирск, в губернии насчитывалось 89 народных училищ. И снова неправда: по отчету самого Ильи Николаевича за 1869 год, в губернии числилось 462 народных училища, такое наследство досталось ему от Ивана Вишневского (директор поручил Ульянову заниматься сельскими школами и городскими приходскими училищами). А 89 — это только число хорошо организованных школ. О существовании еще 373 училищ — средне организованных и плохо организованных — предпочитали умалчивать. Цифра 89 до сих пор встречается и в статьях докторов наук, и даже в тестах по краеведению, разработанных Ульяновским педагогическим университетом им. И.Н. Ульянова.
Миф №3. Илья Николаевич за 16 лет педагогической деятельности открыл в Симбирской губернии сотни новых школ. На самом деле в 1879 году, через 10 лет работы, в отчете Ильи Николаевича числится 425 училищ — на 37 меньше, чем было! А в 1885 году, по последнему отчету Ульянова, училищ этих стало 434. То есть за 16 лет работы Ильи Николаевича их количество в губернии сократилось на 28. Конечно, новые школы при Ульянове открывались, но закрывалось их при этом еще больше.
А вот при Иване Ишерском, сменившем И.Ульянова на посту директора народных училищ в 1886 году, количество школ действительно значительно выросло. К 1904 году их общее число составило 1 099 — в 2,5 раза больше! У Ишерского в отличие от Ульянова не было боязни, что церковно приходские школы вытеснят и заменят народные училища, и он всячески способствовал их открытию. В 1884 году таких школ в губернии было всего 8, а к 1906 году выросло до более 500. В заслугу И. Ульянову ставится создание за 11 лет директорства 7 образцовых сельских училищ губернии, которые открывались в собственных новых помещениях, оборудовались хорошей мебелью, лучшими учебниками и пособиями. А тот же И.Ишерский к 1904 году довел количество образцовых училищ до 111, то есть в среднем открывал по 5-6 таких школ ежегодно.
Миф №4. Симбирская губерния по грамотности населения в 1860-х годах занимала одно из последних мест, а Ульянов поставил народное образование в ней на одно из первых мест в России. Посмотрим статистику. В 1869 году в Симбирской губернии числилось 10 564 учащихся с начальным образованием, в 1879-м их стало 15 561. По тогдашнему отчету И. Ульянова, из 43 лиц мужского пола учился лишь один мальчик (2,3%), а число учащихся девочек было просто ничтожно — одна из 313 жительниц губернии (0,3 процента). К 1885 году число учащихся выросло до 20 805 человек, что составило 3,5% от населения региона. И это — лучший показатель в России?
В соседней Казанской губернии количество народных школ было выше в несколько раз — 1 238 училищ плюс 814 мектебов и медресе. Такого результата добился А. Износков – коллега И. Ульянова, работавший инспектором и директором народных училищ Казанской губернии в 1871-1889 гг. И никто не называет его выдающимся педагогом и просветителем. Он просто хорошо выполнял свои должностные обязанности.
Директор народных училищ И. Ишерский довел к 1904 году количество учащихся в Симбирской губернии до 56 477 человек, но по показателю образования(число учащихся на 100 жителей) она и тогда считалась одной из отсталых в России. Так что в числе первых в XIX веке мы никогда не были. В 1897 году, к примеру, по числу учащихся занимали среди всех губерний лишь 36-е место.
Миф №5. По инициативе и при поддержке И. Ульянова в Симбирске открылась чувашская школа. «Весь чувашский народ гордится тем, что выдающийся просветитель Иван Яковлевич Яковлев был учеником и близким другом Ульянова...», — говорится в вышеупомянутом обращении. А вот М. Субина, заведующая Квартирой-музеем В.И. Ленина, даже сообщила в одной из местных газет, что Ульянов «помог получить образование первому чувашу-педагогу Ивану Яковлеву».
Все было совсем не так. В действительности И. Яковлев и стал гимназистом, и создал чувашскую школу, и поступил в университет исключительно благодаря поддержке И. Вишневского. Они познакомились еще в марте 1867-го, когда при личной встрече Вишневский, работавший одновременно и директором Симбирской мужской классической гимназии, пообещал Яковлеву походатайствовать в Казанском учебном округе о поступлении его в пятый класс гимназии без оплаты за обучение и сдержал слово. В 1868-м гимназист Яковлев обратился к Вишневскому с идеей создания чувашской школы, и директор народных училищ инициативу поддержал, ведь это был и его родной язык. Наедине они разговаривали друг с другом по-чувашски.
Окончив в 1870 году с золотой медалью гимназию, Яковлев вновь написал директору народных училищ Вишневскому прошение — на этот раз о помощи в поступлении в Казанский университет и выделении стипендии на обучение. Попечитель Казанского учебного округа П. Шестаков, направляя руководству университета ходатайство, писал: «Действительный статский советник Вишневский, доводя до моего сведения, просит о пособии Яковлеву в университет, как достойнейшему и как инородцу, достигшему собственными силами гимназического образования, для поощрения к этому других». В результате его и в университет приняли, и стипендию дали, что было тогда исключительным случаем.
В тот год Яковлев в докладной записке на имя директора народных училищ Вишневского изложил первую программу своей просветительской деятельности. А уезжая учиться в Казань, просил поддержать в его отсутствие чувашскую школу материально и морально. Осенью 1870 года в Симбирск с ревизией приехал Шестаков, и Вишневский представил ему чувашских учеников, объяснив идею Яковлева. Ознакомившись с положением школы, Шестаков вскоре исходатайствовал для нее постоянное денежное пособие из средств Министерства просвещения. Благодаря стараниям Вишневского чувашская школа с 1871 года начала свое официальное существование. И вплоть до 1874 года, когда Иван Васильевич оставил пост директора народных училищ Симбирской губернии, он принимал в судьбе школы И. Яковлева самое деятельное участие.
Ульянов же по поручению Вишневского подбирал учителей для чувашской школы, подыскивал подходящее помещение, выделял книги и учебные пособия, искал средства на ее развитие. И вообще директор Вишневский и инспектор Ульянов работали вместе пять лет слаженно, их взгляды на развитие народного образования в основном совпадали.
Миф №6. Симбирское общество высоко ценило выдающиеся заслуги Ульянова в развитии народного образования. Это не совсем так. В последние годы Илья Николаевич конфликтовал с Сызранским земством, заявлявшим, что в народных школах губернии «не все так благополучно, как рисуют нам в отчетах». Министерство просвещения несколько раз затягивало решение об оставлении Ульянова на службе. А после его неожиданной кончины журнал министерства отказался печатать некролог. Об этом горько писать, но Симбирская городская дума, в которую обратились с предложением отслужить в Доме городского общества панихиду и возложить венок от городского общества на могилу Ульянова, уклонилась от обсуждения и передала решение вопроса в городскую управу. Там споры шли полтора месяца (!), после чего в панихиде и венке отказали и решили лишь «выразить письменно вдове покойного соболезнование».
А вот Ивану Вишневскому, когда он в возрасте 66 лет вышел в отставку, симбиряне оказали большие почести. Педагогическими коллективами, городской общественностью и купечеством в честь него было устроено три больших прощальных обеда. А самой дорогой наградой для него стало присвоение звания почетного гражданина города Симбирска. Но после революции по решению большевиков могилу Вишневского на Покровском кладбище вместе с сотнями других усопших сровняли с землей. На бывшем дворянском кладбище остался лишь надгробный памятник И. Ульянова.
В Чувашии Вишневского уже давно оценили по достоинству. В изданных там статьях, книгах и энциклопедиях отмечается, что заслуги Ивана Васильевича в развитии народного образования в Поволжье, оказании помощи И. Яковлеву в получении гимназического и университетского образования, основании Симбирской чувашской учительской школы не могут быть преданы забвению. Увы, память жителей Ульяновска благодарной не назовешь. Даже в Ульяновской-Симбирской энциклопедии на хотя бы небольшую статью о Вишневском места не нашлось. И Ивану Ишерскому не ставят памятников, не называют выдающимся педагогом и просветителем, хотя он проработал инспектором и директором народных училищ 32 года — почти вдвое дольше Ульянова.
У нас в Ульяновске даже музей называется «Народное образование Симбирской губернии в 70-80-х гг. XIX века». Чтобы о Вишневском и Ишерском — вскользь, а об Ульянове — во всех подробностях. Потому что в сравнении реальных заслуг этих трех директоров Илья Николаевич, увы, не выглядит лидером. Хотя Вишневский, Ульянов и Ишерский, все трое, я уверен, это Маркс, Энгельс и Ленин симбирского просвещения. Но фамилией Ульянова назвали наш город, а Вишневского с Ишерским предали забвению. Уважаемые чувашские академики, краеведы и преподаватели, это, по-вашему, справедливо?
Кто-то опять обвинит меня в тенденциозности. Но вот мнение В. Воробьева, одного из самых авторитетных исследователей народного образования нашего края: «История народного просвещения Симбирской губернии изучена довольно слабо и односторонне. Наиболее полно рассмотрена лишь деятельность И.Н. Ульянова». Такой подход — разве не тенденциозность? Я-то хоть старался показать все в сравнении.
Илья Николаевич был в жизни добропорядочным и совестливым человеком, он действительно честно и самоотверженно трудился на ниве просвещения. Но если бы он узнал, что его авторитет спустя десятилетия будет держаться на хитрых уловках с цифрами и фактами, на забвении его коллег-педагогов, на причастности к рождению вождя пролетарской революции, он сгорел бы со стыда и отказался от возложенного на него бремени «выдающегося педагога и просветителя».
Я не собирался писать обо всем этом, но противники возвращения Симбирска некорректно, на мой взгляд, использовали имя И.Ульянова для обоснования своей позиции. Потому что город наш переименован в честь В.Ульянова-Ленина, а не его отца. Или у вас другое мнение? Готов поспорить, мой адрес nikma56toz@mail.ru
Николай МАРЯНИН, краевед

Народная газета.
Источник (внешка): http://ulpressa.ru/news/2009/10/10/article95609/

Ссылки по теме (внешка):
Историческая тенденция. 11.07.2009.
Сергей Морозов за Симбирск. 11.07.2009.
Идею переименования Ульяновска в Симбирск поддержал губернатор Морозов. 13.07.2009.
Комиссия изучит вопрос возвращения городу Ульяновску названия Симбирск. 20.07.2009.
Алексей вне форума   Ответить с цитированием