Показать сообщение отдельно
Старый 03.08.2010, 22:02   #13
zigangir
Заинтересованный
 
Аватар для zigangir
 
Регистрация: 24.07.2010
Пол: Мужской
Локация:
Сообщений: 50
Вес репутации: 11
zigangir Новичок
По умолчанию

Херемон.

Однажды, летним вечером 99-го, я шел с работы. Дорога пролегала по берегу моря, от которого исходила приятная прохлада. Резвилась детвора, взрослые степенно потягивали пиво, наблюдая за своими отпрысками. Дойдя до скал, я решил остановиться. Здесь мне предстоял подъем на набережную, но, что-то заставило меня заглянуть в скальные ниши. С трудом преодолев несколько глыб, скатившихся в море, я оказался у грота. Перед ним была небольшая ровная площадка. В тени грота можно было видеть остаток кострища, рядом белел старый порванный матрац. Я понимал, что оказался у прибежища бичей, которых немало в эту пору в скалах у моря. Что-то здесь было не так… Не было пустых бутылок, мусора, удивляла чистота этого уголка. Из любопытства я подошел к гроту. В самом дальнем углу виднелся полог, откинутый наполовину. Я нагнулся и просунул голову под полог и… вот, оно что...

…Укрывшись с головой старым пальто, с какими-то желтыми лентами, пришитыми по бокам этого шушуна, кто-то спал. Я смотрел на это пальто и не мог вспомнить, где я мог видеть его раньше. Припомнился мне двор на улице Тольятти, мои друзья, наша игра в домино, и наши болельщики. Вот чье это пальто – дядя Коли Енина. Его самое знаменитое (в городе) пальто с «лампасами»!

Я присел на дощечку рядом со спящим. Нахлынули воспоминания. Дядя Коля подходил к нам, присаживался на край скамейки, раскрывая свою черную хозяйственную сумку. Из нее извлекалось: початая бутылка водки, краюха черного хлеба, несколько перьев зеленого лука, соль и стакан. Сначала он наливал четверть стакана водки себе, выпив, предлагал нам. Предложение обычно было неоконченным, так как, голова дяди Коли начинала клониться, мы едва успевали вынуть из его обмякших рук стакан и бутылку. Один глаз у него закрывался, другой, стеклянный, зловеще поблескивал. Отдыхал он минут десять, затем громко всхрапнув, он вдруг внезапно оживлялся. Следовал повтор сюжета, все с тем же неожиданным обрывом его приглашения нас в собутыльники. Иногда он членораздельно рассказывал нам про Сергея Лазо, который по-приятельски подарил ему свое пальто. Про свои военные подвиги в Котлине и на Дальнем востоке, о женщине – великанше, пожиравшей наших дальневосточных пограничников.
Неужели, это он?.. Мои глаза, уже привыкнувшие к мраку, разглядели нехитрые пожитки спящего. Вот она – дерматиновая хозяйственная сумка, из которой выглядывала бутылка. Заношенная кепка лежала на каменном выступе, рядом поблескивал граненый стакан. Я решился тронуть спящего, чтобы убедиться в своем открытии. Сначала послышался громкий всхрап, человек зашевелился и откинул пальто со своей головы…

Нет, это был не дядя Коля.… Из-под пальто показалась лысая голова, обрамленная венчиком седых волос, со сморщенным лицом глубокого старика. Незнакомец уставился на меня своими глазками, близко сведенными к переносице. Мне стало неудобно перед ним, что я так бесцеремонно разбудил его. Я приподнялся и хотел уйти. Но, старичок тоже начал приподыматься, ухватившись за мою руку. Его рука была иссохшей, маленькой, как у ребенка. Вместе мы вышли на каменную площадку к морю. Все так же, молча, сели на теплые камни.

Перед нами простиралось море, с предзакатным солнцем. Чайки спокойно сидели на морской глади, изредка взлетая, хохоча и плача. Тебя как зовут? - прервал молчание незнакомец. Женя - тихо ответил я. А меня – Херемон… слыхал про такого? Да ну, протянул я.… Про Херемона мне рассказывала моя знакомая – гречанка Еленочка Прекрасная, давно, когда я жил в Москве. Херемон был таинственной личностью, Леночка уверяла меня, что именно Херемон и есть Вечный жид. Вот так, подумал я, кто-то из нас должен быть сумасшедшим. А, может быть, мы оба… того? Я человек без суеверий и предрассудков, но чтобы я встретился с Вечным жидом… это уж, ни в какие ворота… Я искоса рассматривал Херемона, его ветхое одеяние, состоявшее из оборванных белых заношенных штанов, рубашки без ворота и сношенных сандалий. Похоже, человек прошел очень длинный путь, чтобы сегодня встретиться со мной. Между тем, солнце, побагровев, всунулось в воду. Старик, не мигая, продолжал смотреть на него. Ты кто, терапевт, что ли? – спросил я. Он досадливо махнул рукой – не мешай. Я тоже уставился на светило, быстро погружавшееся в море. Диск был ровным по краям, четким, с алым отсветом дорожки, достигающей нашей скалы. Наконец, Солнце торжественно ушло под воду, напоминая собой славную гибель Варяга, вот тут оно и показало свое Чудо. На месте скрывшегося Солнца загорелся никогда невиданный мною ярчайший луч, вертикально вонзаясь в небо. Цвет луча был солнечно-зеленый, как у молодой травки весной. Достигнув зенита луч, быстро угасая, соскользнул в море, вслед за своим родителем. Я встал, пораженный виденным, я чувствовал бодряще-веселящий хмель в голове… У меня пропало ощущение своего тела, я исчез из пространства, стал невидимым в наступающей темноте. В природе остался лишь мой мозг, слившийся с ней.

Попутно, выяснилось, что Херемон сбежал из ашхабадского «дома инвалидов», где прослыл психом. Но, знал он действительно много. Начитан, рассказал мне много интересного из жизни Иисуса, чем тот занимался, когда стал взрослым. Церковь об этом умалчивает, да и Библия, по мнению Херемона, неполная. Его рассуждения были убедительны. Я согласился, что Иоанн был старшим братом Иошуа (по Отцу), но смерть Иоанна не закончилась его чудесным «воскрешением», предназначенным для Иошуа. Почему такая несправедливость? Херемон раскрыл мне глаза на образ жизни «братьев – учеников Христа», устраивавших скрытые «кущи», для занятий «братской любовью», об их странной нелюбви к женщинам.… Даже, приспособил к этому идеи Фрейда. Не буду описывать животрепещущие подробности, сообщенные мне Херемоном. Сошлюсь на его «безумие». Но мне жалко Херемона, он добивался справедливости! Отважно он нападал на все современные конфессии, отвергая их, призывая вернуться к истокам религии. По его толкованию, церковь лукавит, говоря о «единобожии», но при этом утверждает существование «троицы», состоящих из «лиц мужского пола». Занятно, что Святой дух не может родить кого-либо, так как он не женщина. Но, он прилетает к земным женщинам, которые лишены всякой святости, и которым нет места в "единобожьей троице"


Рассказ Херемона затянулся, я все сидел и слушал. Его Знание перетекало в меня, речь была складной, приятной на слух. Огромные южные звезды ярко горели над морем, над нашей скалой. Все располагало к познанию таинств Бытия, я даже не заметил, когда утих Херемон. При свете звезд я выбрался на набережную, на востоке уже светлело. Город еще спал. Дома я достал тетрадку (Наташа уехала на вахту к нефтяникам) и стал записывать по памяти услышанное.. Через день я шел той же дорогой и заглянул в знакомый грот. Никого. Больше я его никогда не видел, может и сейчас, где-то, бродит по свету неутомимый Вечный Жид – Херемон. Жива и моя тетрадка в черном коленкоровом переплете, перед Новым годом доставал, вспоминал тот летний вечер и, виденное мною торжество природы.

Меня всегда упрекают, мол, чего ты лезешь к бичам? О чем с ними можно болтать? Почему ты даешь им деньги, а не нищим? Ведь, пропьют!... (Наташа тоже жалеет бичей, но не лженищих)

Как возгордились, вознеслись люди над несчастными! Обособились, как от прокаженных. Крестятся, гордятся «верой в бога», не зная Бога! Бывшие атеисты, ныне «верующие», - оборотни, клятвопреступники. Предав единожды, предадут дважды! Я не атеист, но и не верующий в навязываемый религиозный сервис, так как не могу утвержденно отвергать мною непознанное, невиданное. В афоризме «имеющий уши, да услышит» я нахожу незаконченность, потому и пользуюсь полным утверждением – « имеющий уши, да услышит, имеющий глаза, да увидит, имеющий язык, да скажет!» Потому и больно мне от виденного – голодных собак и кошек, больных несчастных бичей. Надень шоры, слабый человек, чтобы не видеть чужих несчастий, и будет тебе хорошо. Укройся от Мира в своем ящичке – квартире, запрись от него. Сходи в церковь, похвались «верой» себе подобным, покайся, и продолжай жить хорошо, без угнетений совестью. А я поговорю с бичом, и добавлю ему на бутылку, это единственное, что я могу сделать. Подарить ему миг радости, забытья от реальности.
__________________
Не все, что зубрят в школе является истинным знанием...
zigangir вне форума   Ответить с цитированием