Непознанное

Вернуться   Непознанное форум, новости о НЛО, паранормальных явлениях, аномальных зонах, эзотерике, науке, будущем > Аномальщина > Аномальные зоны
Контакты Все темы форума Регистрация Справка Пользователи Социальные группы Календарь Поиск Сообщения за день Все разделы прочитаны

Аномальные зоны Места на Земле где происходят необъяснимые аномальные явления

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 05.03.2009, 12:55   #1
Алексей
Спец
 
Регистрация: 27.11.2008
Возраст: 40
Пол: Мужской
Локация:
Сообщений: 734
Вес репутации: 20
Алексей На 1 уровнеАлексей На 1 уровне
По умолчанию Китеж град - обитель праведников

Китеж град - обитель праведников
(с) Дмитрий Соколов Член Международного Союза Журналистов, Член Союза Журналистов России Специально для «Литературного дома Братьев Песчаных»

Небольшое введение.
Жизнь каждого народа окутана большим количеством легенд. Некоторые из них со временем открывают свои тайны, некоторые нет. Но существуют загадки мирового масштаба, такие как Атлантида, Шамбала или знаменитый камень Алатырь. Уже не одно столетие, а возможно и тысячелетие человечество пытается ответить на вопрос верить или не верить? Существуют эти загадки на самом деле или это вымысел предыдущих поколений людей? Однозначного ответа нет, есть факты, подтверждающие существование этих феноменов, есть факты опровергающие их, но как говориться руками пока еще никто не трогал. Большинство людей уже свыклись с мыслью, что определенность не наступит никогда, что все это сказка. Возможно, да, а возможно и нет. Например, знаменитую Трою, тоже считали абсолютным вымыслом, красивой легендой, но Генрих Шлиман нашел ее. Почему же нельзя отыскать Шамбалу, или спустить с Арарата Ноев Ковчег. Последнее время на многих иностранных сайтах, стали появляться фотографии окаменелых останков, по виду действительно напоминающих корабль, лежащих на горе Большой Арарат. Одна загвоздка, не пускают туда злые турецкие власти, так может попросить их по лучше, возможно и разрешат. А сколько еще подобных тайн будоражит сознание людей. Почему не попытаться разобраться в них. Почему не взять пример с Индианы Джонс - не покопаться в библиотеках, а затем не отправиться на поиски очередной реликвии. Именно так решили поступить руководители киностудии «Грань» Дмитрий Соколов, Евгений Трошин и Юрий Суворов. Они организовали несколько съемочных групп, которые последовательно изучают, факты существования, физического подтверждения древних легенд. Наша газета первая, до выхода документальных фильмов на теле и кино экран будет информировать об открытиях сделанных во время съемок…
Справка: «озеро Светлояр отмечено в сводке «Примечательные природные ландшафты СССР и их охрана» и включено в группу «Озера, имеющие большое эстетическое значение (озерно-ландшафтные заказники)» Расположено оно, как говорит справочник, близ с. Владимирское Воскресенского района, в бассейне Люнды, притока Веьлуги. Приблизительная площадь озера 12 гектаров, длина – 210 м., ширина – 175м. С ним связана легенда о Граде Китеже, чудесным образом растворившийся в воздухе во время Батыева нашествия. »

Китеж град - обитель праведников.
Туман рассеялся, и над озером неземным светом засияли купола Китежа. Небесный град праведников явился во всем своем великолепии. Около главных ворот града стоял старец, приглашая войти в него и остаться навсегда в святом городе древней Руси. Так описывала свое свидание с Китеж-градом паломница, трижды на коленях проползшая вокруг озера Светлояр. В награду за ее духовный подвиг небесный град предстал перед ней, а его жители пригласили старушку к себе, но она, испугавшись, отказалась посетить небесную обитель.

Так звучит рассказ одной из паломниц посетившей знаменитое озеро Светлояр, что в 130 километрах от Нижнего Новгорода, рядом с селом Владимирское. Что же это за странный град такой Китеж, что вокруг него ползают на коленях, едут и идут со всей России паломники, а иностранные туристы, собиратели русского фольклора, платят огромные деньги, за посещение этого загадочного места.

В последние годы, у нашего народа снова стал просыпаться истинный интерес к духовной вере, к православию. Китеж град, наверное, третье место на Руси, куда устремляются паломники. На первом стоит Троице-Сергиева Лавра в Сергиевом Посаде, на втором Оптина Пустынь и на третьем Китеж град. Однако если с первыми двумя местами все ясно, то Китеж град, окутан тайнами и легендами. Знаменитый город праведников открывает себя далеко не каждому приходящему на Озеро Светлояр, как не каждый слышит звон колоколов, доносящийся со дна озера. Именно с Китежа мы решили начать наше исследование замечательных мест, на Русской земле, вокруг которых собралось много тайн и былин.

Перед поездкой наши эксперты исследовали летописные источники, провели анализ публикаций в прессе за последние 150 лет, рассказывающие о Китеже и его тайнах.

Информации оказалось не так много. В прессе почти не писали о Китеже или излагали версию, описанную в Китежском летописце. Эта история единственная документально зафиксированная в летописях. У ученых изучающих фольклор она занимает первое место, считаясь официальной. Шел 13 век прошлого тысячелетия, орды татар опустошали русскую землю, дошла очередь и до Нижегородских земель, которыми в то время правил Владимиро-Суздальский князь Юрий Всеволодович. Именно ему летописец приписывает основание в 1164 году Малого Китежа, ныне именуемого Городец на Волге и Большого Китежа на берегу озера Светлояр в Заволжье. Особый упор делается на то, что город построили всего за три года с 1165 по 1168 и сразу каменным, что для лесной Руси тех лет было немыслимым подвигом. Но не просто город возводили древние строители. Как повествует легенда, в этом городе не было ни ремесленников, ни торговцев, ни знати, он предназначался для жизни праведных людей, мудрецов, и духовных учителей Руси. В нем хранились святыни русской земли, древние книги и сокровенные знания Русичей. Только одна загадка волнует исследователей: по одним источникам это был город языческих волхвов спасающихся от новой веры, по другим город духовно чистых православных христиан, удалившихся от мирской суеты в далекие леса. Как было на самом деле, не знает никто, скорее всего, верны обе версии ведь ни для кого не секрет, что современное русское православие это некий симбиоз Византийского православия и русского язычества. Ясно одно, в Китеже, в то время проживали духовные отцы нашего народа. Но вернемся к князю. Татары наступали, он, не желая повиноваться иноземным захватчикам, дал бой около Малого Китежа на Волге и проиграл. После поражения чудом, спасся один князь, и его ближайшие дружинники. Не желая, сдаваться, тайными лесными тропами они пробрались в Большой Китеж на Светлояре. Там по официальной версии в 1239 году князь был убит татарами, пустившимися в погоню. Но иначе считает Китежский летописец: Когда татары подошли к Граду Китежу, князь поднялся в город и тот под колокольный звон растворился в воздухе. Хотя здесь версии тоже две, по второй град опустился на дно озера, где находится и сегодня, а паломники сердцем верующие в него, слышат звон колоколов со дна озера, а особо молящиеся даже видят его Купола над гранью озера на рассвете.

Ученые спорят
Но это версия ученых этнографов, людей заинтересованных в существовании этой и подобной ей легенд. А что же говорят геодезисты, географы, химики, люди, изучающие физические свойства земли?

Оказывается, ученые давно заинтересовались исследованием озера Светлояр, их между прочим привлекала не столько легенда о Китеж Граде, сколько строение озера, оно правильной круглой формы чуть сплюснутое по краям, что придает ему вид куриного яйца. Первыми за изучение дна озера и его фауны взялись студенты Казанского университета. В конце 19 века, молодые исследователи отправились на Светлояр. Палатки пришлось ставить с большим трудом, пробиваясь сквозь огромное количество паломников стекавшихся к озеру со всей России. К сожалению, их отчеты не сохранились до наших дней. Скорее всего, там не было ничего заслуживающего внимания, обычное описание фауны средней полосы России. Позже на протяжении конца 19 века и всего двадцатого Светлояр не однократно исследовали различные группы ученых. Вот выдержки из их отчетов: Озеро имеет определенно карстовое происхождение считает В.В. Докучаев, его исследования относятся к 1882 году, свои выводы он сделал на основе высоких южных и западных берегов озера, большой глубины - 29,2 метра, при небольших размерах, правильной круглой формы. Его выводы опровергает геолог Г.И. Блом, он считает Светлояр озером ледникового происхождения, являющимся остатком древнего русла реки Люнды. В пользу этой версии говорят исследования Горьковской геологоразведочной экспедиции, она утверждает: «карстующиеся породы отсутствуют до глубины 250 м, а залегающие на большей глубине известняки, гипсы, ангидриты не затронуты карстовыми процессами, что говорит о его ледниковом (эоловом) происхождении.»

С середины ХХ-го столетия начались литературные исследования озера, они предпринимались журналом «Смена» и «Литературной газетой». Их отчеты не намного отличаются от предыдущих исследований, скорее дополняя их, нежели внося, что-то новое.

Экспедиция, проведенная журналом «Смена» пришла к выводам: « котловина озера лежит в узле пересечения глубинных разломов земной коры, что и привело к опусканию пород и образованию на этом месте озера. Косвенной причиной этого процесса, могло послужить землетрясение в 1596 году, которое отмечалось в Нижнем Новгороде.»

Химики исследовавшие озеро, выделили особое строение воды в Светлояре. Она удивительна по своему составу, может храниться много дней и не портиться. Это свойство, по мнению химиков, воде придают родники с гидрокарбонатно-кальциевой водой бьющие со дна озера. По мнению же верующих людей святой Китеж град покоящийся на дне озера делает воду в нем святой. Как известно вода из освященных источников не портиться до года.

Самые большие экспедиционные изыскания были проведены Литературной газетой, три сезона ее энтузиасты изучали озеро. Им помогали аквалангисты завода «Красная Этна», но к сожалению Китеж град так и не был ими обнаружен. Правда на круглом столе посвященному экспедиции высказывались мнения, будто в самом деле дно озера исследовано не до конца и вероятно, что на дне озера, на самом деле находится монастырь или княжеский терем, погрузившийся на дно во время древних землетрясений, однако физических подтверждений этой версии найдено не было. Защитников версии существования Китежа было не меньше чем противников, людям не хотелось терять веру в сказку приводились даже высказывания, что нельзя отрицать существования Китежа из-за маленьких размеров города-озера 450 на 350 метров, к примеру Москва, в то время, была всего 180 метров в диаметре. Размеры же Светлояра, как минимум в три раза больше. На этом материалы, которые удалось собрать в Москве, закончились. А ответа на вопрос: существовал ли град Китеж на самом деле, не было? Легенды говорят одно, исследования ученых обратное, кому верить?

Озеро встречает чудесами.
Дорога заняла около десяти часов, за спиной остался Величественный Владимир, следом пролетел Нижний Новгород, очставив за собой поток свежего воздуха с Волги, и вот, наконец село Владимирское. Красивые резные наличники на окнах, улыбчивые старушки и местные жители. Они уже привыкли к гостям, встречают, как старых знакомых. Красивая дорожка, посыпанная песком, сквозь березовую аллею ведет к озеру. В ожидании чуда, мы даже не заходя в краеведческий музей, спешим к озеру. Чудо не заставило себя ждать: метров за 100 до выхода на озеро слышим «корабельные склянки», ровно три раза. С восторгом замираем, может это Китеж зовет нас к себе? Преодолев последние преграды из вековых сосен, выходим на берег озера. Зрелище, действительно завораживающее правильной круглой формы озеро, холмы с южной и западной стороны, на одном из них красивая деревянная колокольня, и вековые сосны вокруг озера. Они окружают его от случайного взгляда чужака. Если бы кто то действительно задумал строить тайный город праведников, то лучшего места не найти. Тихая благодать, непроходимые леса и великолепная природа вокруг озера. На одном их холмов замечаем деревянную церковь. При виде колокольни сердце радостно забилось, все-таки Китеж - город православных старцев, раз около него стоит колокольня. Но с другой стороны, наверное, колокол именно этой церкви слышали мы на подходе к озеру. Сзамиранием сердца поднимаемся к церкви. Но нет, ее колокола не могли звонить несколько минут назад – на дверивисит пудовый замок, а других церквей в нескольких километрах вокруг озера нет. Значит, все-таки Китеж град звал нас своим звоном. Около церкви замечаем странные камни, явно ритуального характера. На одном из них проступает след женской ноги. Чья-то изящная ножка как будто продавила толщу камня, оставив на ней свой след. Это «следовик», поясняет наш режиссер, подошедший сзади. Обычно этим следам, приписывают божественное значение, скорее всего, это след Богородицы. Позже во время съемок к нам подошла местная жительница, из ее рассказа мы узнали, что действительно в народе ходит поверье о камне со следом Богородицы, который мы видели около колокольни.

Лагерь разбили на живописном холме с видом на озеро. А вдруг ночью Китеж поднимется со дна и порадует нас своим сущестованием. После колокольного звона на это можно было рассчитывать смело. Но наступила ночь, а город все не появлялся, зато ветер буквально валил деревья. Сосны наклонялись почти до земли, а затем с ужасным скрипом распрямлялись. Нашу съемочную группу охватил легкий ужас. Может город совсем не хотел нашего появления и «недоволен» лагерем? Все объяснилось утром. Накануне лил проливной дождь, из-за чего снимать было невозможно, на следующий день светило ласковое солнце, погода для съемок была великолепная. Наверное, это Китеж град накануне ночью разгонял для нас тучи, будем надеяться, что именно так все и было. Опрос местных жителей практически ничего не дал. Мы слышали все ту же историю, описанную в Китежском летописце, ее дополняли многочисленные свидетельства колокольного звона со дна озера. Исключение составлял лишь тот факт, что теперь мы охотно верили в рассказы о колокольном звоне. Уже перед отъездом к нам подошла одна женщина и рассказала, что в прошлом году на озеро приезжали школьники из Нижнего Новгорода, отдыхали, фотографировались, а после проявки пленки, у одного из них на фотографии обнаружился Китеж град. Сейчас эта пленка хранится на Нижегородском телевидении. Сердце снова радостно забилось, в надежде навезение, откладываем дорогие камеры и начинаем без устали щелкать мыльницами, вдруг повезет. На этом официальная часть съемок была завершена, у нас было много видов озера, много вариантов пересказа Китежского летописца в варианте местных жителенй и туриста. Уникальные кадры, камня – следовика. В заключение было решено попытать счастья, трижды обойти Китеж град с молитвой. Но озеро хоть и небольшое, но его берега в одних местах окружает непроходимый лес, в других местность сильно заболочена. Слава богу дирекция продно-охранной зоны Светлояр позаботилась о любителях обойти озеро вокруг и проложило вокруг озера деревянные мостки. Теперь туристы и паломники могут свободно обойти знаменитое озеро, загадав предварительно одно сокровенное желание, которое обязательно сбудется. Говорят, в праздник Владимирской Богородицы, его празднуют 6 июля, жители села со свечами устраивают кресный ход вокруг озера. К ним присоединяются приезжие, людей так много, что они кольцом окружают озеро. Со стороны, будто огненая змея извиваясь ползет вокруг Светлояра. В бликах свечей наиболее верующие люди видят купола Китежа.

Загадка раскрыта
Съемки окончены, а вопросов не стало меньше. Кто же поставит для нас точку в вопросе о существовании таинственного Китеж града? Мы слышали колокола, видели молящихся людей по мосткам идущих вокруг озера, нам рассказали о громадных могилах в лесу, недалеко от озера, но ответа на все эти загадки так и не получили. Последним местом где мы могли найти ответ стал краеведческий музей. Экскурсоводы отказались сниматься на камеру, мотивируя свой отказ природной скромностью, зато с радостью дали интервью и разрешили все наши противоречия:
«Главная легенда, обычно рассказывается не полностью, дабы не привлекать к Светлояру излишнее количество праздных туристов. На самом деле, как говорят местные жители передовая этот рассказ из поколения в поколение. Когда подошли ратники Батыя, праведники населявшие чудесный Китеж град, попросили Богородицу сойти и защитить их. В это мгновение она сошла с небес и своим покрывалом накрыла святой град. Он тут же стал невидимым растаяв в воздухе. А камень на который случайно ступила Богородица стал святым, поскольку на нем остался ее след. Этот камень мы и видели недалеко от колокольни. В наше время около этого камня построили Церковь, названную Казанской в честь Казанской Богородицы. Это одно из немногих необъяснимых, но физически реальных подтверждений существования высших сил. После этих событий на протяжении столетий к озеру тянуться паломники и люди вставшие на духовный путь. Некоторых жители Китежа принимают к себе, но не всех, а лишь тех кто по настоящему чист душой и телом. Могилы, о которых нам рассказывали, местные жители, принадлежат трем богатырям, которые вышли из Китеж града обратно к людям. Говорят они были исполинского роста, рассказала нам одна из экскурсоводов. Их могилыв полтора раза больше обчной человеческой. А если зажечь около одной из них свечу, то богатырь поговорит, со странником потревожившим его покой. Мы не рискнули испытывать судьбу, и пробовать вызывать дух неизвестного исполина. Хотя нередко находятся смельчаки и говорят с богатырями.

Ответ на вопрос о реальности существования Китежа оказался прост. Нельзя найти духовную святыню мирскими способами. По мнению экскурсоводов местного краеведческого музея и многих паломников стекающихся к Светлояру: озеро это просто уникальное природное образование, а Китеж град, когда то реально существовавший город монастырь, с помощью высших сил перешедший из физического в духовное состояние. Увидеть его дано лишь праведному человеку, идущему по пути познания. Праздно любопытствующим туристам он никогда не откроет свои сокровища.

Когда выходили из музея, в стороне озера снова три раза ударил колокол, Китеж град прощалсяс нами. Домой возвращались с чувством радости, сомнений не оставалось Китеж град существует насамом деле.

Дмитрий Соколов
Сентябрь 2003г.
-----------------------
Попадающие на Светлояр впервые, всегда разочарованно говорят: "Ой, какое маленькое озеро!" Действительно, размер Светлояра невелик: 450х350 метров. И вот у этих новичков закрадывается сомнение, а мог ли город быть таким маленьким? Воспитанные на мегаполисах, мы не воспринимаем компактного проживания древних. Нам кажется, что им было тесно на этом пятачке. Ничего подобного. Вы удивитесь, но Москва во времена стояния Китежа была в поперечнике всего 180 метров. Так что первопрестольная могла вполне уместиться на глади озера. Вот так, а вы "маленькое"...

Источник (внешка): http://www.ldbp.ru/text/izdan/kitez.htm

Последний раз редактировалось Алексей; 05.03.2009 в 13:03.
Алексей вне форума   Ответить с цитированием
Старый 05.03.2009, 14:00   #2
Алексей
Спец
 
Регистрация: 27.11.2008
Возраст: 40
Пол: Мужской
Локация:
Сообщений: 734
Вес репутации: 20
Алексей На 1 уровнеАлексей На 1 уровне
По умолчанию Письма из Китеж-града

Письма из Китеж-града

Часть II Письмо ТРЕТЬЕ. С.Седов – в редакцию.
Старины и новины

Вы спрашиваете, что мне известно об истории Китеж-града. Что ж, попробую собрать все воедино.

Широко известна легенда о граде Китеже. Многие люди, интересующиеся историей Руси, читали знаменитый китежский «Летописец», составленный, как утверждают историки, старообрядцами. То есть уже после раскола Церкви, произошедшего при Патриархе Никоне. Распространено мнение, что цель создания летописца – утверждение старообрядческой веры. Однако те же ученые признают, что этот исторический документ, возможно, был списан с небольшими изменениями с некоего первоначального образца, так как текст его «явно заимствован из древнерусских хронографов вплоть до фразеологических повторений».

Так все ли события летописца являются выдумкой, легендой? Я не историк, не лингвист, а потому доказывать ничего не берусь. Но разве вы не согласитесь с тем, что автор летописца – христианин, и он искренне верит в события, им описываемые. А выдумать такое, а затем записать ложь, выдавая ее за правду, особенно человеку верующему, невозможно.

Вот что сообщает Китежский «Летописец»: «И бысть попущением Божиим, грех ради наших, прииде нечестивый и безбожный царь Батый на Русь воевати; грады и веси разоряше, огнем их пожигаше, людие мечу предаваше, младенцем ножом закалаше, и бысть плач великий». Благоверный же князь Георгий, «помоляся Господу и Пречистой Богородице, собра вои своя, поиде противу нечестиваго царя Батыя... И бысть сеча велия и кровопролитие многое. Тогда у благоверного князя Георгия бысть воев мало, и побеже от нечестиваго царя Батыя в Малый Китеж (ныне г.Городец Нижегородской области, – ред.). И много брася с нечестивым царем Батыем, не пущая его во град. Егда же бысть нощь, изыде тайно из Малого Китежа на озеро Светлый Яр в Большой Китеж. На утрие же восста нечестивый царь и взя Малый Китеж, и всех во граде том поруби и нача мучити некого человека града того Гришку Кутерьму, и той, не могий мук терпети, поведа ему путь ко озеру Светлому Яру, иде же благоверный князь Георгий скрыся. И прииде нечестивый царь Батый ко озеру...»

В словах автора «Летописца» нет никакой злобы на врага. Он спокойно повествует нам о прошедших событиях, указывая и причину татарского нашествия: «И бысть попущением Божиим, грех ради наших». Не только Светлояр с его чудесами, обширно совершающимися до наших дней, свидетельствуют о необычности, благодатности этого места. С XIII века и до сего дня не зарастает многокилометровая просека, которую, возможно, и прорубили татары, расширяя незаметную тропу, ведущую в Китеж. Эта просека и называется «тропой Батыевой». Согласно преданию, по этой тропе впереди татарских воинов шел предатель Гришка Кутерьма.

Наверное, лишь малая часть батыева войска продвигалась к Китежу: много ли воинов нужно для взятия небольшого, плохо защищенного города. Земляной вал да невысокая стена служили некоторой защитой городу от разбойничьих набегов лихих людей или малочисленных отрядов мордвы, марийцев, болгар, грабивших малые заволжские поселения. Конечно, не могли эти укрепления стать препятствием для могучего, хорошо вооруженного войска. Непроходимые леса с широкими засечными полосами, где стволы деревьев специально спиливали на уровне плеча так, чтобы, падая, дерево создавало непролазный завал; топи и болота с коварными чарусами и зыбкой трясиной – вот что было настоящим препятствием для татар. В Китеж можно было пройти только по заветным тропам да узеньким дорогам. На этих тропах и дорогах стояли засады, которые устраивались в таких местах, чтобы можно было принять неравный бой, – удобных для защитников и неудобных для нападавших.

И в тот страшный день в нескольких километрах от города стояли в засаде три воина китежских, которым пришлось первыми принять бой неравный и смерть геройскую. Конечно, задержать большой отряд втроем даже на короткое время трудно. Когда русские воины увидели врага, то один из них сказал сыну-отроку: «Беги в Китеж, предупреди людей!»

Мальчик побежал к городу, но татарская стрела догнала его. Со стрелой в спине добежал мальчик до города, крикнул: «Тати!» и упал мертвый. На том самом месте (на берегу Светлояра), где умер мальчик, его и похоронили, могила его с детским крестом стоит и сейчас. А там, где приняли смерть три воина, бьет святой ключик Кибелек и стоят три креста в память о трех погибших воинах.

Могилы их тоже сохранились. Похоронены защитники Китежа недалеко от источника в лесу. И у них на могилах стоят три высоких креста, а сами могилы изрыты. В каждом могильном холме по три небольшие ямки: верующие люди берут землю по горсточке домой как святыню. Говорят, исцеляет она от разных недугов, причем страшных, неизлечимых. Помогает «земелька» не каждому, но случаев выздоровления от нее уже очень много. Раньше считалось, что после прикладывания земли к больным ногам боль уходит (исцелилось несколько больных костной саркомой). Потом стали брать землю и для компрессов, и для питья, растворив ее в воде. Никто пока не отравился, а вот выздоровевшие есть.

– Возьми земельки от ног – ноги исцелишь; из середины могилы, так в утробе болезни пройдут; а от головы возьмешь, так если голова заболит, только приложи к башке земельку ту, – поясняла мне чудесное действие той земли жительница Владимирского Лидия Григорьевна Морозова.

А на Кибелеке воду берут, такую же чудодейственную. В последние годы появились у источника еще кресты. Кто их ставит, зачем? Поставил же кто-то и на горе у часовни второй крест, неосвященный. На мои вопросы о происхождении второго креста местные старушки ответили:

– Может, староверы, а может, каки други люди, которы на себе по два-три креста носят.

Много преданий сохранилось в народе о происхождении Кибелека, есть и грустные житейские, и радостные, и мистический окрас имеющие, и религиозный. Так, согласно одному преданию, как только погибли трое первых защитников города и путь на Китеж стал открыт для врага, пришел на защиту православных сам святой Георгий. Выехал он на своем огромном коне с копьем в руке. Устрашились татары такого воина, но конь под Георгием вдруг споткнулся, провалившись копытом на топком месте. Понял Георгий, что, по промыслу Божию, другая защита была городу приготовлена, отступил. А на месте этом забил святой источник, Кибелек – это след от копыта коня Георгиева.

Уже звучали в храмах китежских колокола, уже молились люди о спасении... Когда подошли татары к городу, то были очень удивлены тем, что город мал и почти не защищен, да и защитников немного. Звон же колокольный казался врагу просто оглушительным и становился все громче и громче. Задрожала земля, и весь город стал опускаться, словно тонуть, а на его месте, увеличившись в размерах, засиял красотою Светлояр. Но звон не затих, раздавался из-под земли, из-под воды все громче и громче. И не смогли его терпеть враги. Затыкая уши, бежали они прочь, многие заблудились в дремучих лесах, стали добычей диких зверей, утонули в болотах. А предатель Григорий Кутерьма до конца дней своих слышал громкий колокольный звон, который вскоре после предательства лишил его рассудка.

«...И с того времени невидим бысть град Большой Китеж, и пребудет он невидим до последних времен. Сию убо книгу, глаголаемую «Летописец», написали мы по сте лет после нечестиваго и безбожнаго царя Батыя, уложили собором и предали Святей Божией церкви на уверение всем православным христианам, хотящим прочитати или послушати, а не поругатися сему Божественному писанию. Аще ли же который человек поругается или посмеется сему писанию, да весь таковый, что не нам поругается, но Богу самому и Пресвятей Богородице. Слава иже в Троице славивому Богу, соблюдшему и хранящему место сие ради блаженного пребывания невидимым святым своим во веки веков. Аминь».

* * *

Вряд ли кто-нибудь пересказал вкратце легенду о граде Китеже более просто и красиво, чем Мельников-Печерский. Его роман «В лесах» начинается словами:

«Верховое Заволжье – край привольный. Там народ досужий, бойкий, смышленый и ловкий. Таково Заволжье сверху от Рыбинска вниз до устья Керженца. Ниже не то: пойдет лесная глушь, луговая черемиса, чуваши, татары. А еще ниже, за Камой, степи раскинулись, народ там другой: хоть русский, но не таков, как в Верховье. Там новое заселение, а в Заволжском Верховье Русь исстари уселась по лесам и болотам. Судя по людскому наречному говору – новгородцы в давние Рюриковы времена там поселились.

Предания о Батыевом разгроме там свежи. Укажут и «тропу Батыеву», и место невидимого града Китежа на озере Светлом Яре. Цел тот город до сих пор – с белокаменными стенами, златоверхими церквами, с честными монастырями, с княженецкими узорчатыми теремами, с боярскими каменными палатами, с рубленными из кондового, негниющего леса домами. Цел град, но невидим. Не видать грешным людям славного Китежа. Сокрылся он чудесно, Божьим повелением, когда безбожный царь Батый, разорив Русь Суздальскую, пошел воевать Русь Китежскую. Подошел татарский царь ко граду Великому Китежу, восхотел дома огнем спалить, мужей избить либо в полон угнать, жен и девиц в наложницы взять. Не допустил Господь басурманского поругания над святыней христианскою. Десять дней, десять ночей батыевы полчища искали града Китежа и не могли сыскать, ослепленные.

И досель тот град невидим стоит – откроется перед страшным Христовым судилищем. А на озере Светлом Яре тихим летним вечером виднеются отраженные в воде стены, церкви, монастыри, терема княженецкие, хоромы боярские, дворы посадских людей. И слышится по ночам глухой заунывный звон колоколов китежских. Так говорят за Волгой. Старая там Русь, исконная, кондовая. С той поры, как зачалась земля Русская, там чуждых насельников не бывало. Там Русь сыстари на чистоте стоит, – какова была при прадедах, такова хранится до наших дней».

Источник (внешка): http://www.rusvera.mrezha.ru/404/10w.htm
Алексей вне форума   Ответить с цитированием
Старый 05.03.2009, 16:16   #3
Алексей
Спец
 
Регистрация: 27.11.2008
Возраст: 40
Пол: Мужской
Локация:
Сообщений: 734
Вес репутации: 20
Алексей На 1 уровнеАлексей На 1 уровне
По умолчанию

Невидимый град Китеж
В. КОМЛЕВ
"И невидим будет Большой Китеж, что стоит
на берегу озера Светлояра, вплоть до пришествия Христова..."
Китежский летописец


Село Владимирское встретило меня удивительным пространственным покоем. Здесь мир иной. Всего-то 2,5 часа езды от города Нижнего Новгорода и, время уже не стучит рвущим бешеным ритмом, а тихо, мерно и мощно течет в своем русле. Я опаздывал, был уже 12-й час дня, 4 ноября 2000 года, день празднования явления иконы Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы во городе Казани. Этот день здесь исстари один из самых почитаемых из всех церковных праздников (наряду с празднованием иконы Владимирской, 6 июля). А знаменито это древнее староверческое село тем, что расположено оно по соседству с известным каждому русскому человеку озером Светлояр и где, по народной легенде, сокрыт до последних времен невидимый град Китеж.
Тянет к себе волнующая тайна града Китежа сердце русское, чувствуется в ней что-то страдательное из нашей истории.
На Владимирскую 1999 года приезжали сюда власти светские и духовные - губернатор нижегородскийСкляров и митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай со свитами - на закладку часовни в честь иконы Казанской Богоматери. Мероприятие прошло очень торжественно. И сказано тогда было, что все приедут через год к ее открытию, на день празднования иконы Казанской. И до последнего дня все уверены были, что так и будет. И вот иду спешно по центральной улице, боясь опоздать к объявленному действу. На улицах покойно, тихо и несуетливо. И понял я, что не приехали и не приедут облаченные властью сегодня на праздник по множеству причин, нам неведомых.
Село прохожу быстро, редкие прохожие внимательно и с нескрываемым любопытством разглядывают меня, а я - их, глаза в глаза, всем "здрасте". Раз в год, на Владимирскую, сюда съезжаются одновременно до 7 тысяч паломников со всей России. И не только православных. Иные убеждены, что здесь вход в Шамбалу. Вход не вход, а место святое чувствуют. Но в крестном ходе, которую возглавляет местночтимая икона Владимирская, участвуют практически все, кроме откровенной заезжей экзотики. Идут так, как ходили и раньше, еще при старой вере, посолонь, то есть по солнышку. А ночью освещается озеро мерцающими огоньками плывущих на дощечках свеч, а за свечкой каждой - молитовка-просьбушка. Зрелище неописуемое. Как и раньше, здесь, "на ямах", одними, а в сельской школе другими, идут разнообразные споры и диспуты о вере и мире по несколько дней.
Длинная березовая аллея создает своей белизной странный эффект таинственного тоннеля, ведущего куда-то вверх, а не к берегам озера. Но вот аллея кончается и открывается дивный вид Святого озера. Слева, на горе, золотится свежесрубленная часовня в честь иконы Казанской. Озеро почти круглое, метров 400 в диаметре. Все отмечают, что при первой встрече озеро поражает своей небесной синевой и прозрачностью. Но сегодня день выдался пасмурным, хмурым и озеро отражало облачную серость. Озеро обладает всеми необходимыми достоинствами, чтобы называться святым. Вода из него, взятая в любое время, может стоять в своем естестве годами, что признают даже неверующие. Как и то, что простой обход озера снимает внутренние душевные расстройства, о чем мне и поведала одна молодая женщина, работница местного детского сада: "Нет, в храм я не хожу, но если мне плохо, то иду к озеру или на источник. Если бы не помогало, то разве ходила бы". В недавние времена пред смертью приходили сюда старушки со всех окрестных мест. Было поверье, что снимает озера с человека грехи последние, если проползти вокруг него на коленях три раза с молитвой Богородичной, не отвлекаясь ни на какие козни бесовские. А они приходили в образах местных мальцов. Те смеялись над старушками, прыгали, скакали, а бабульки радовались: "Вот еще один долг отдала".

Святое озеро, тихое, так сел бы на лавочку, что стоят на берегу и сидел, сидел, сидел. Поднимаюсь на гору и со странным чувством подхожу к построенной часовенке. Она светится свежеструганным лесом и еще чем-то необъяснимым. Рядом, ближе к берегу, старые деревянные кресты и огромный валун, залитый свечным воском. Группка бающих старушек. Двери открыты, поднявшись на крыльцо, захожу вовнутрь. Еще пусто и голо, если не считать нескольких полиграфических иконок. Никаких бросающихся в глаза недоделок, разве что нет стекол в рамах. Когда я впервые услышал, что ставят на высоком берегу Светлояра часовенку, да еще посвященную иконе Казанской, то сердце заходило от радости. Ведь знал же я, что стоял там храм до "питиримова зорения" и что строился он под руководством самого великого государя старообрядцев - Михаила Алексеевича Романова, старшего сына "тишайшего" царя Алексея Михайловича. Личной, знаковой иконой Михаила была икона Казанская, впоследствии прозванная Шарпанской. Родился же он в точь на Казанскую, в 1648 году...
Бабушки с удовольствием отвечают на мои вопросы. Говорят, что начальство не приедет в связи с оставшимися недоделками часовни. Это можно сказать бабушкам. Была бы воля, можно в два-три дня все хоть аврально, но доделать, и мне это видно. Спросил про кресты и валун: "А здесь кто похоронен?" - "Никто не похоронен, просто прежде здесь часовня стояла, - ответили они. - А где валун, там алтарь был". Выяснилось, что ее разобрали в 30-е годы, а из ее бревен собрали школу в соседней деревне Осиновке. Где-то лет 20 назад школу закрыли и там сделали молодежный дискотечный клуб. Но недолго веселилась молодежь, сгорел их клуб. Бабушки об этом говорили с сожалением, но я постарался их разубедить: "Дерево не камень, долго терпеть не будет, это к лучшему".
Тут на гору медленно взошла еще одна группа бабушек, сказали, что хода сегодня не будет. Сами крестно кланяются стоящим крестам, тихо шепча свои молитвы, кланяются и часовенке. Одна из бабушек сказала: "Ну, раз хода не будет, так я храм одна обойду" - и пошла в обход против солнышка. И тут сразу начался вековой спор, а как надо обходить храм: по солнышку или против. Обратились и ко мне. Что я им мог сказать: "Я знаю, что сказал бы протопоп Аввакум, но у вас есть свой батюшка, здесь он решает. Думаю, главное, чтобы идти с верой. Если с верой, то и неправых в этом споре Господь простит, нет на вас вины первоначальной". Вскоре все засобирались в обратный путь, ну и я с ними. Тут вспомнил, что надо спросить про источник. Ведь, по моим выводам, на том месте, где ушел на самосожжение государь старообрядцев Михаил Алексеевич с троими старшими сыновьями, должен бить ключик. Дождался своих знакомых, задал им свой вопрос. "Что же ты на горе нас об этом не спросил? Ну да ноги у тебя молодые, сейчас объясним, найдешь. Мы уж там сегодня все с утра были". Одна из бабушек пристально так на меня посмотрела и почему-то спросила: "А вы, случаем, не из священников будете?" - "Нет, я простой человек, обыкновенный. А как зовется этот источник?" - "Речка там Кибелек, мы его так и зовем". Потом еще один испытывающий взгляд: "Святого Георгия источник..."
Шел по дороге где-то 1,5 километра полем, а там столько же по ровно вырубленной просеке лесом. Вот и речка-ручей в полметра шириной бежит по своему рыхлому руслу. Сквозь топь, образованную ручьем, брошен крепкий деревянный настил с перилами для преклонных старушек. С волнением вступил на мостки и по ним вышел на голубец (могильный памятник, состоящий из деревянного сруба с кровлей на два ската и с крестом на их середине), в центре его на полу деревянном возвышался колодчик, а у дальней стороны стояли четыре восьмиконечных креста разных размеров. Подойдя к голубцу, я встал, словно оглушенный, спазм охватил горло. Ну вот, дошел...
Чувствуется любовь местных жителей к источнику святого Георгия, так он заботливо ухожен. Видел разные, но тут - иное, какой-то тихий-тихий трепет. Да и чужие здесь не ходят. В пяти минутах ходьбы от источника тропа выходит на поляну в 30-40 квадратных метров. Это место владимирские называют "Три богатыря", где, по местной легенде, погибли первые богатыри, встретившие войско Батыя перед градом Китежем и павшие первыми в том неравном бою. Три могилки, три креста. Их с молитвой обходят три раза. Землица с могилок считается особенной...

А вот как говорят об этом месте и событии герои писателя Мельникова-Печерского в романе "В лесах", жившие 150 лет назад:
"Жил он в келье с тремя учениками... В Поломском лесу недалеко от Улангера, на речке Козленце, келья у него была. До сих пор благочестивые люди туда сходятся поклониться святому пеплу ради сожженных... Признаку теперь не осталось, ведь больше полутораста годов после того прошло! - ответила Манерфа. - Малая полянка в лесу, старый голубец на ней стоит, а возле четыре высоких креста... Вот и все... От жилья удалено, место пусто, чему там быть?.. Лет восемьдесят или больше тому назад еще находили угольки от сожженной Варлаамовой кельи. А ныне и того нет - все разобрали правоверные... По обителям те Варлаамовы угли сохраняются... И у нас в обители есть таковые угольки... Воду с них болящим даем, и по вере пиющих целения бывают".
Старец Варлаам - единственное легендарное, зашифрованное лицо на староверческом Керженце. Я же уверен, что в легенде о граде Китеже и его основателе, великом князе Юрии (Георгии) Всеволодовиче и Батыевом нашествии зашифровано другое историческое событие времен раскола. Не Батый тогда зорил Русь, а Петр-реформатор. Не великий князь Юрий Всеволодович, не давшись врагу, исчез на их глазах, а последний великий государь старой Руси пошел на вынужденное самосожжение с троими сыновьями-богатырями перед петровскими ратниками. А град Китеж - Русь допетровская, ставшая всеми невидимой за его насильственными преобразованиями. Батыево нашествие - дух антихристов, дух западный и давно павший. Также и за именем легендарного Варлаама и его троими учениками скрываются Михаил Алексеевич и его три сына.

Испил святой водицы, почерпнув имевшимся тут стаканчиком, постоял немного и пошел в обратный путь, напоследок поклонившись святому месту... Во Владимирском с батюшкой местной церкви, отцом Евгением, встретиться не удалось. Почивал перед вечерней. Через супругу передал копии своего рассказа, напечатанного в православной газете "Вера". Пусть и здесь будут в курсе.
В.Комлев
Источник (внешка): http://www.svetloyar.eu/publishing/doccom.htm

Тайный государь и великий раскол (внешка)
(Недоказанная гипотеза или отвергнутая правда)
В.КОМЛЕВ

Тайный государь и великий раскол
(Недоказанная гипотеза или отвергнутая правда)
"И невидим будет Большой Китеж, что стоит
на берегу озера Светлояра, вплоть до пришествия Христова..."
Китежский летописец


В предлагаемом мною на суд общественности в ином взгляде на нашу нижегородскую историю, на историю Руси 17-18 веков и в ином раскрытии возникновения в то время мощного движения сторонников старой веры (старообрядчества), а также в иной попытке расшифровки легенды о невидимом граде Великом Китеже я ничего не пытаюсь доказать. Я просто пересказываю нашу российскую историю 300-летней давности такой, какой она мне открылась и какой я ее понял. Мои выводы идут в разрез общепринятому взгляду на нашу историю и к тому же в некоторых местах совсем не доказуемы с точки зрения профессиональных историков, так как в иных моментах сами события просто напрашиваются на некоторые выводы исходя из самой исторической ситуации. И тут уже конечно скорее претензия на историчность вероятности происшедших событий с некой долей художественного домысла Потому на полную историчность своего исследования я не претендую. Так что споры и доказательства оставляю другим и на потом.

Тайну града Китежа и его чудесного исчезновения перед “антихристовыми” полчищами в водах озера Светлояр разгадать пытались очень многие исследователи, но их беда, что они не пытались эту красивейшую легенду, будоражившую воображение писателей, поэтов, художников и музыкантов жестко привязать к истории староверчества, из глубины которого она и вышла на свет Божий. Все чувствовали в ней некую мучительно-притягательную Тайну, но она ни перед кем так и не открылась. Все искали невидимый град Китеж на земле или в водах озера Светлояр, а надо было искать его в духе Великого Раскола, разразившегося над молодой Русью три века назад. При внимательном и непредвзятом прочтении исторических событий конца 17, начала 18 веков трудно не согласиться с приводимыми мною доводами и крупицам найденных доказательств. Нашему мышлению всегда с трудом дается все “новое”, опровергающее привычное “старое”.

Вначале была у меня какая-то неудовлетворенность за своих древних предков, что из-за каких-то “незначительных” правок церковных книг и “незначительных” обрядовых изменений, они, сменив нажитое место, 250 лет вели достаточно суровую жизнь в бедных, неурожайных лесах Керженского Заволжья. И удалось мне все же найти, вычислить то недостающее звено в нашей российской истории, которое было очень тщательно скрыто, запечатано и заговорено вот уже на протяжении 300 лет.

Мне пришлось провести собственное расследование схожее с работой реставратора, решавшего задачу восстановления казалось бы безвозвратно потерянной картины по едва уловимым следам. Откуда мне перед началом работы было знать, что данное исследование как в религиоведении, так и в культурологии называется мифологической реконструкцией. И вот покрывало прошлого приподнялось при решении этой таинственной задачи. И были получены ответы на многие волнующие меня вопросы и стало понятно, почему тогда, 300 лет назад в открытый Раскол ушло от 1/4 до 1/3 всех слоев населения Руси. Разделилась не только Церковь, но, в известном смысле, сама Святая Русь, сам народ, сама русская душа (2, стр. 152).

Некоторые исследователи Раскола иногда задаются недоуменным вопросом: “Почему все-таки старообрядчество, жесточайше гонимое государством и официальной церковью, со временем хоть и раздробилось на множество согласий, но все-таки не сжалось до размеров малой секты? А не то, что сжалось, но и смогло воспитать в своем кругу огромную плеяду великих людей земли русской и оставивших в истории Отечества неизгладимый след”. Вообще-то во времена Великого Раскола такого понятия, как старообрядчество, не существовало, оно появилось уже позже, в 18 веке, а до этого были лишь староверы, да раскольники. И хоть само название “старообрядец” несет в себе более отрицательную и уменьшительную смысловую нагрузку, чем “старовер”, будем придерживаться общепринятого в настоящее время слова.

Недостающим же звеном одной из тайн мощи старообрядчества, как религиозного течения староотеческой Руси оказался первенец второго царя рода Романовых Алексея Михайловича и его супруги Марии Ильиничны из рода Милославских и названного в честь деда — Михаил (Михайло). Если вести отсчет от дня свадьбы, состоявшейся 16 января 1648 года, то он должен родиться осенью этого же года. Это косвенно подтверждают исторические источники, утверждающие, что во время бунта летом этого года беременная молодая царица участвует в угощении вином бунтовщиков, а впоследствии находящийся в ссылке в Троице-Сергиевом монастыре бывший воспитатель и родственник царя боярин Борис Иванович Морозов прощается по поводу рожденья первенца и 29 октября 1648 года присутствует в Москве на крестильном обеде (1, стр.83-84). Известный же истории “первенец” Дмитрий рождается в 1649 году, прожив всего 2 года.

Но нет, сколько не листай, в учебниках русской истории Михаила, сына царя Алексея Михайловича! Но есть случайное упоминание о царевиче Михаиле в приведенном документе Даниилом Мордовцевым в его романе “Великий Раскол”, есть косвенные упоминания о нем в оставленных нам летописях Сильвестра Медведева и в литературных трудах царского чиновника и русского писателя Мельникова-Печерского. И есть удивительная легенда о граде Китеже и погибшем вместе с ним, ставши всеми невидимыми, великом князе Георгии Всеволодовиче, убежденно утверждаемая только старообрядцами, как историческая реальность. Известно, что крестильный обед по поводу рождения царского первенца был 29 октября, то есть согласно православным законам того времени на восьмой день после рождения. А этим днем у нас получается 22 октября (4 ноября) — день празднования явления иконы Казанской Богоматери. Когда-то я этот день считал вероятным днем рождения забытого царского сына Михаила, теперь же я уверен в этом полностью. (В ноябре 2000 года, наткнулся на «Русской линии» в интернете, что первенец царя Алексея Михайловича родился именно 22 октября (4 ноября) 1948 года и был назван Дмитрием. Тогда кто же родился в 1649 году? А был ли Дмитрий?).

Что интересно, но икона Казанской Пресвятой Богоматери — главная святыня Нижегородского ополчения. Ее прислал нижегородцам патриарх Гермоген перед решающим походом нижегородцев во главе Минина и Пожарского за освобождение Москвы от иноземцев. И для верующего человека того времени было совершенно ясно, что законный Государь данный от Бога не рождается в простой день. В его рождении всегда присутствует знак понятный всем.

А ведь давно надо задаться элементарным для русского человека вопросом: почему же все-таки у русского царя Алексея Михайловича, у которого известно 6 сыновей: Дмитрий (1649-1651), Алексей (1654-1670), Феодор (1661-1682), Симеон (1665-1669), Иоанн (1666-1696) и Петр (1672-1725) (2,стр.124), не числится сына с именем Михаил? Алексей есть — как бы в свою честь и в честь прадеда патриарха Филарета (в миру Феодора) стоит сын после собственного, а Михаила, в честь деда — нет. Не по обычаю русскому получается, ой не по обычаю христианскому, чтоб покойного деда, основателя царской династии Романовых можно так обидеть на глазах всей Руси, не назвав ни одного (!) внука в его честь. Нет, не обидели деда, был среди его внуков Михаил!

Начало же этой печальной и трагической тайной истории идет со вторичной женитьбы 22 января 1672 года царя Алексея Михайловича на молодой 20-летней Наталье Кирилловне из рода Нарышкиных, будущей матери Петра I. “Спас девицу от позору, да в Руси бывать разору”. Царица Мария Ильинична умерла 3 марта 1669 года вскоре после родов 14 по счету ребенка — дочери Евдокии, так и не женив своего старшего сына. (Год свадьбы 1672 мной взят у авторитетного историка С.М. Соловьева (10,т.12,стр.584), все другие источники дружно указывают на 1671 год. И не знаю кто тут прав, но то, что уже в 1671 году молодая Нарышкина в царском тереме чувствовала себя хозяйкой — подтверждают все).

Сейчас можно только предположить, для кого приближенный к царю незнатный думный дворянин Артемон Сергеевич Матвеев предусмотрительно держал в воспитанницах молодую Наталью Нарышкину. Не приглянулась видать она самоуверенная и честолюбивая Михаилу... Петр Алексеевич же, выходит, родится намного раньше, чем положено на Руси после честного брака — 30 мая 1672 года, то есть через 4 месяца после свадьбы, что впоследствии даст староверам, не признававших Петра за законного государя, дополнительный мотив соотнести его с антихристом. Согласно же библейским пророчествам, антихрист родится от “девы нечистой и развратной”. А мать Петра чистотой русских нравов, воспитанная на заграничный лад, совсем не страдала. К тому же примем во внимание, что мистический русский дух чувствуя дыхание Зла и Духа неправды жил тогда в напряженном ожидании надвигающейся катастрофы, в которой виделся скорый Конец Света.

Церковные реформы, начатые патриархом Никоном и согласованные с молодым царем Алексеем Михайловичем пошли по греческому пути. Совсем по другому их предполагали проводить близкие к царю до начала реформ члены кружка ревнителей древлего благочестия, где во главе которого тогда стоял духовник царя Стефан Вонифатьев.

Здесь следует отметить странном, на первый взгляд, совпадении выхода известных лиц времен Раскола из нижегородчины и объединенных своим рождением и жительством небольшой территорией, которую всю можно обойти за день.

«Грамоте Никита Минин выучился еще мальчонкой у священника села Колычева, почтенного отца Ивана, сын которого стал епископом коломенским Павлом и был сожжен по приказанию подросшего Никитки, непреклонного патриарха Никона.

На сестре Павла Коломенского был женат молодой человек, который стал митрополитом суздальским Иларионом. Он был сыном священника Анании из ближнего села Кирикова. В разное время учениками и духовными детьми Анании были все тот же Никитка Минин и будущий протопоп Иван Неронов, ставшие смертельными врагами. И еще с одним Иларионом часто встречался юный Аввакум. Стал этот Иларион попом в большом селе Лысково, раскинувшемся на холмах против Макария, потом игуменом этого монастыря и, наконец, митрополитом рязанским. Это к нему, врагу своему, обращался впоследствии Аввакум со словами: “А ты кто?.. Яковлевич, попенок!.. Недостоин век твой весь Макарьевского монастыря единой ночи”.

В Макарьеве же принял монашество будущий покровитель Аввакума, архиепископ сибирский и тобольский Симеон. Откуда-то из нижегородских пределов вышел и еще один покровитель Аввакума — духовник царя Алексея Михайловича благовещенский протопоп Стефан Вонифатьев... Все они встречались в Макарьевском монастыре, где было, очевидно, неплохое собрание рукописных и печатных книг.» (23. стр.3).

Так под сенью Макарьевского монастыря постепенно создавался коллектив, который стал ядром кружка древлего благочестия, который сам и вывел Никона в патриархи. “И я, окаянный, о благочестивом патриархе к челобитной приписал свою руку. Ано врага выпросили и беду на свою шею” — писал протопоп Аввакум (5.стр.58). Позже он вспоминал: “Я Никона знаю — недалеко от моей родины родился, между Мурашкина и Лыскова, в деревне (мордовское село Вельдеманово — В.К.); отец у него черемисин, а мать русалка, Минька да Манька, а он, Никитка, колдун учинился, да баб блудить научился, да в Желтоводском монастыре с книгою поводился...”

Москва в то время была не только красивейшим городом мира, но и очень богатым городом, что привлекало множество просителей, купцов и авантюристов, особенно из Греции. Греки занимались всевозможным мошенничеством, продавали стекляшки, выдавая их за драгоценные камни. Иерархи торговали разрешениями на развод, духовными званиями... и, по выражению Крижанича, готовы были “продать нам тысячу раз Христа, коего Иуда продал лишь один раз”.

Но если отношение к грекам порой было полупрезрительное, то дело с греческими книгами и обрядами обстояло не так просто. С греческих первоисточников когда-то были сделаны переводы священных книг, греческие обряды вошли в обиход русской церкви. Пытаясь наладить работу с греческими подлинниками, Федор Ртищев пригласил из Константинополя в Москву архимандрита Бенедикта, считавшегося доктором богословия. Но он оказался жуликом, подделавшим бумаги, которые удостоверяли его личность.

К тому же исправление многих церковных книг патриарх Никон поручил людям с не совсем чистой репутацией, типа митрополита Газского сирийца Паисия Лигарида и жида Арсения-грека. Арсений-грек видится же вообще человеком авантюрного склада и который по собственному же признанию в следственном деле, легко переходил из веры в веру, начиная с иудейской, на допросе показал, что в Италии он был католиком, в Турции магометанином, в Польше — униатом. Тогда же этого ренегата сослали в Соловки.

А в лесах еще с времен царствования Михаила Федоровича среди простых верующих насаждал изуверское спасение некий “великий и премудрый Вавила”, о котором позже в одном из раскольнических сочинений говорилось: “Бысть родом иноземец, веры люторския, глаголати и писати учился довольновременно в славней парижстей академии, искусен бысть в риторике, логике, философии и богословии; знал языки латинский, греческий, еврейский и славянский”.

Неведомы пути, которые привели этого француза в самое большое по размерам в то время государство в мире, воспитанника парижской Сорбонны, современника кардинала Ришелье, в леса под Вязники. Но именно там Вавила, “вериги тяжелые на себя положив”, довел до крайности взгляды своего учителя Капитона и проповедовал впоследствии массовое самосожжение — деяние несовместимое с догматами даже самых изуверских религий (23.стр.6). Сколько чистых душ развратил он своим «учением» и направил в огонь? Счет на тысячи…

У образованной же русской церковной элиты были и другие основания относиться с подозрением к греческому благочестию и греческому правоверию. “А нынешние книги, что посылал покупать Никон патриарх в Грецию, с которых ныне зде переводят, словут греческие, а там печатают те книги под властию богоотступного папы римского в трех градех: в Риме, в Париже и в Венеции, греческим языком, но не по древнему благочестию. Того ради и зде нынешние переведенные со старыми несогласны государь, и велия смута” — писал царю Алексею Михайловичу дьякон Федор (Иванов) (А.В.Карташев.Т.2.стр.161). Но новизна (т.е. послабления в строгости Устава) при активной поддержке части светской власти и знати торжествует. Служба по полному Уставу, да при единогласном пении шла не менее 6 часов. Так что сторонников церковной реформы было предостаточно. Как похож враг в действиях на умы элиты: «Во всех православных странах одно и то же, только в Москве не так. Значит, здесь ошибки, и здесь их надо исправлять» — радостно вопили они. Протопоп Аввакум дает верное определение затеянной церковной реформе: “...никонианская вера и устав не по Богу, но по человеку” (5, стр. 117), что вкрапливая в новый церковный устав греческие удобства и новшества, перекраивая сохраняемые и завещанные Отцами Церкви служебные ритуалы, христианин, идя по жизни, теряет в духе и вере, а главное — в своем посмертном существовании: “Душе моя, душе моя, восстани, что спиши! Конец приближается, и хощеши молвати. Воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог, иже везде сый и вся исполняяй. Душе, я же зде — временно, а я же тамо — вечно!”(5.стр.50).

В десятках тысяч церквей миллионы прихожан сотни лет слышали слова молитв, привычных, с детства заученных на память. И вдруг эти слова, порядок слов и традиционный ритуал меняются! Психика с трудом приспосабливается к подобным переменам. Добавление или выпадение некоторых слов в молитве воспринималось как нечто очень досадное и тревожное, как фальшивая нота в знакомом напеве.

Много позже, уже будучи в заточении, Никон уже по другому смотрел на результаты своих деяний: «Мню, яко ни один архиерей, или пресвитер, останется достоин, яко мы вемы». По мнению Никона, после остановления им патриаршества не только архиереи и все духовенство на Руси стало более чем сомнительно и сами храмы Божии теперь уже не настоящие храмы. И что тут больше, его гордыни или апокалептика, которую он когда-то горячо обсуждал с друзьями, нам неведомо.

Одной из самой известной противницей реформ была сродница царя — боярыня Морозова, посаженная в тюрьму вместе с сестрой княгиней Урусовой за свое твердое нежелание поступиться в вере. До нас дошел уникальный документ датированный летом 1672 года — разговор патриарха Питирима с царем Алексеем Михайловичем, , в котором упоминается и в какой-то степени характеризуется царевич Михаил: “Советую я тебе, великий государь, боярыню ту Морозову вдовицу — кабы ты изволил опять дом ей отдать и на потребу ей дворов бы сотницу крестьян дал. А княгиню (Урусову) тоже бы князю отдал, так бы дело-то приличнее было. Женское их дело; что они много смыслят! А об них многие знатные особы всего московского государства соболезнуют, и это тебе, царскому величеству, не на корысть живет, а тебе же в убыток. Да и сынок твой родной, царевич Михаил, соболезнуя оным сестрам, частенько-таки, сказывают, к ним заезжает посмотреть сквозь решетку на их мученичество и слушает их с умилением: удевляетеде меня ваше страдание; одно только смущает меня: не знаю — за истину ли вы терпите”(7, гл. 11). А ведь тогда, согласно всем историческим данным, у царя в живых были только два сына — 11-и летний Феодор и 6-и летний Иоанн. Никак они не подходят для лица из приведенного документа. Но этот документ никак не может быть фальшивкой! Мы прекрасно знаем, что историк Соловьев, предоставивший документальные материалы своему другу-писателю Мордовцеву писавшему роман «Великий Раскол», никогда не пользовался неоригинальными документами. Отрывок этого документа Соловьев у себя в «Истории» уже приводит в урезанном виде. Чувствуется, что профессор богословия Субботин Н.И. в то время многое знал и у него, видимо, был тайный приказ императора Александра II, — не допустить проявления истины. В этом свете я вижу его яростную полемику со своим коллегой и блестящим исследователем старообрядчества Каптеровым Н.Ф.

В то далекое время политических партий не существовало, бились друг с другом по родовой принадлежности. Воевали тайно и явно: себе на власть и живот, а другим во вред и даже на смерть. Вместе с молодой женой к корму и власти государственной пришел ее “худородный” и “голодный” род Нарышкиных, который, (как когда-то и сам род Милославских в 1648 году и следствием чему был “соляной” бунт — умели бояре бунты устраивать), стал занимать в государстве те позиции, которые были уделом и доходом, родовой гордостью Милославских и которым такие потери были совсем не по нраву. У рода Милославских, потерявших право прямого общения с царем, в борьбе с родом Нарышкиных достаточно весомой и серьезной защитой и опорой в их интересах был наследник русского престола и любимейший царский сын — царевич Михаил. Но не долго он им мог помогать. Очарованный молодой женой царь Алексей Михайлович практически не вникал в происходящее вокруг него. Не вынеся неправды, злости и зависти круживших около государственной кормушки, сам вытесненный от всех государственных и хозяйственных дел, царевич Михаил тайно, в метельную ночь бежал из столицы, от греха подальше.

По моим расчетам, это событие произошло весной 1673 года, обязательно перед самым вскрытием рек. Благословение (что было для того времени обязательным условием) на побег им было получено скорее всего от находящегося в заточении протопопа Аввакума. Вместе с благословением царевич Михаил получил и план побега. Несгибаемый противник церковных реформ, слепо проводимых под копирку и диктовку “просвещенной заграницы”, близко знавший всю царскую семью, прочувствовал состояние царевича, будущего правителя Руси, восхотевшего в уединении, среди своей библиотеки самому разобраться в сути церковного противостояния раздирающего страну. Понимая всю опасность, какой может подвергнуться молодой наследник, тайно, без разрешения родителя покинувшего дом, протопоп Аввакум может быть надеялся, что “тишайший” царь серьезнее задумается о своей ответственности перед Русью, пересмотрит свое отношение к проводимым церковным реформам и прислушается к доводам их противников. Позже Аввакум уверенно напишет обращаясь к царю: “Сын твой после тебя распустит же о Христе всех страждущих и верных по старым книгам в господа нашего Исуса Христа. На 6 соборе бысть же сие, — Константин Брадатый проклявше мучителя, отца своего еретика, и всем верным и страждущим во Христе живот даровал. Тако глаголет дух святый мною грешным, рабом своим: и здесь тоже будет после тебя!.. (5.стр.84)

Люблю я тебя, право, сие сказал, а иной тебе так не скажет, но вси лижут тебя, — да уже слизали и душу твою!.. Ты ведь, Михайлович, русак, а не грек. Говори своим природным языком; не уничижай ево и в церкви и в дому, и в пословицах”(5.стр.83).

Вначале, чтоб сбить погоню со следа, путь побега царевича Михаила шел в направлении к восставшим соловецким монахам, активно не принимавших церковной перестройки, но потом направление побега было изменено. Возможно именно поэтому летом 1673 года стрельцы отказываются атаковать Соловецкий монастырь, а воевода Иевлев запросил у государя отстранения его от командования. Назначенные же к новому воеводе Мещеринову опытные русские военноначальники под разными предлогами отказываются от службы и власть посылает вместо них иностранных наемников(3,стр.343). А известный в те времена дьякон Игнатий Соловецкий утверждает, что рать, осаждавшая обитель, состояла из «немцев и поляков, истинных латынцев». Хорошо, что здесь нет позора русского воина.

Вот что пишет Нижегородский летописец: — «23 апреля 1673 года в Нижнем Новгороде и в нижегородском уезде появилась на небе громадна черная туча, разразившаяся сильным градом, в иных местах выпало много снега, который покрывал землю в течении четырех суток. Ночами, таясь случайного глаза, по готовому вот-вот вскрыться руслу Волги, санный поезд с беглецами направился к устью реки Керженец мимо Городца, Нижнего Новгорода, мимо Макарьевского монастыря со спящей охраной, чтоб по петляющей лесной реке добраться до укрывающихся с 1657 года в лесной глухомани, близ озера Светлояр, от мира и греха знатных родовитых, очень образованных по тем временам монахов-отшельников инока Ефрема Потемкина и игумена Сергея Салтыкова, основателей двух раскольничьих обителей (совр. урочища Смольяны и Шарпан) (9.стр.166).. Позже туда переселился священник Дионисий из города Шуи. Богатые родственники по мере надобности посылали им обозы со снедью, обменивались письмами, которые часто были зашифрованы. Среди них и был спрятан от царских соглядатаев и доносчиков царевич Михаил. Предполагалось на время, а получилось на века.

Разгневанный и оскорбленный царь-отец (для тех времен позор небывалый, чтоб сын ослушался отца) вместо прощения вскоре лишает беглеца как бы прав на престолонаследие, что уже было нарушением Клятвы 1613 года: “1 сентября 1674 года (тогдашний Новый год) государь объявил старшего сына своего, 13-летнего царевича Феодора: на Красной площади, на действе оказывали государя царевича всему Московскому государству и иноземцам. В тот же день смотрели царевича в Архангельском соборе иноземцы: сыновья гетмана Самойловича и посланник литовский. Государь послал к ним боярина Хитрово объявить царевича и сказать: “Вы видели сами государя царевича пресветлые очи и какого он возраста: так пишите об этом в свои государства нарочно”(10.т.12). В некоторых источниках, дабы объяснить появление этого странного объявления старшего сына “специальным действием”, дату скоропостижной, неожиданной смерти царевича Алексея (называемого поэтому в некоторых современных исторических материалах — наследником), с 1670 года переносят на 1674. Кто бы задался вопросом и ответил, а зачем надо царю отдельным Указом назначать и объявлять старшего сына, когда жизнь его и его семьи по сути была известна всякому живущему в те времена? По русским обычаям того времени отец есть полный хозяин над своим сыном и никто бы слова не сказал, если он сам не просто накажет его за проступок, но и казнит его. Потому не прощенный отцом царевич Михаил не мог сам вернуться в столицу.

Возможно царь поверил, что сын спрятался в восставшем Соловецком монастыре и, может еще и потому он, не жалея сил и средств, не видя собственного позора, пытался так упорно взять этот далекий северный монастырь солдатской силой. Есть ли еще в русской истории церкви такая позорная страница — штурм православного монастыря по приказу русского царя, обороняемого русскими же монахами, стоящих насмерть за староотеческую веру, за чистоту русского православия с 1667 по 1676 годы! (Понадобилось 300 лет и больших архивных исследований, доказавших правоту противников церковных нововведений, что не русская церковь накопила в себе догматические ошибки, а греческое православие потеряло свою первоначальную чистоту и, на основании этих исследований в 1971 году официальная церковь тихо признала законность “старых обрядов”). Профессор духовной академии Н.Ф. Коптерев писал еще в конце прошлого века: “На вопрос: кто же, в таком случае, и когда испортил наши древние церковные чины и обряды, которые потом Никону пришлось исправлять, мною был дан такой ответ: древние наши чины и обряды никогда никем у нас не искажались и не портились, а существовали в том самом виде, как мы, вместе с христианством, приняли их от греков, только у греков некоторые из них позднее изменились, а мы остались при старых, неизменных, почему впоследствии и явилась рознь между московскими чинами и обрядами и позднейшими греческими”(3, стр.508). Силой были навязаны изменения в “Символе Веры”. Эта сакральная молитва, состоящая из 12 предложений, до изменений имела ровно 700 букв, как 700 лет от крещения Руси, как бы предопределяя 700 лет своей неизменности.

Проникнувшие враги русского православия в доверие к “тишайшему” царю сделали все, чтобы уменьшить мистическую силу православного обряда, засорить неприметными “вирусами” будущего материализма саму Православную Веру. Знавшие несказуемые всякому тайны Священного Писания были последовательно уничтожены, вследствие чего вера оказалась в какой-то мере урезанной и не потому ли впоследствии русская знать пошла с таким удовольствием в тайные общества, в масонство. В 18 веке Пушкин уже уверенно утверждал, что у русских потому нет своей философии, что у них не было своего сакрального языка. Ошибался выходит великий поэт. Церковно-славянская грамота была глубоко сакральной, как и вся церковная символика. И потому выводом внесения изменений в Православную Веру в 17 веке в конце концов стала революция 17 года и расстрел царской семьи 17 июля. Вообще не могу понять, как могут осуждать иные современные церковники патриотов-староверов, насмерть стоявших в той православной вере, какой она была 700 лет в истории Руси и звавшейся уже тогда Святой Русью, да так и оставшейся там, за церковными реформами греческих авантюристов и зазнавшегося в своей божественности второго царя из рода Романовых.

Очень красочно описывает и характеризует протопоп Аввакум своих противников, активных сторонников церковных нововведений: “Мудрены вы со дьяволом! Нечего рассуждать. Да нечева у вас и послушать доброму человеку: все говорите, как продавать, как куповать, как есть, как пить, как баб блудить, как робят в олтаре за афедрон хватать. А иное мне и молвить тово сором, что вы делаете: знаю все ваше злохитрство, собаки, бляди, митрополиты, архиепископы, никонияна, воры, прелагатаи, другие немцы русския”(5,стр.69).

До нас дошли письма-наставления протопопа Аввакума любимому ученику нижегородцу Симеону (Сергию) Крашенинникову, которые на самом деле, по тайному замыслу, предназначались царевичу Михаилу на Керженец и к которому он обращается удивительно нежно и тепло: “Чадо богоприимче!.. Ну, Симеонушко, вот тебе вести. Однако ты приказываешь: “батюшко, отпиши что-нибудь!” ...Нарядна вор-*****; в царской багрянице ездит и из золотой чаши подливает (Апокалипсис 17, 3-6). Упоила римское царство и польское, и многия окресные веси, да и в Русь нашу приехала во 160 году (7160 году Никон-патриарх), да царя с царицей напоила: так он и пьян стал; с тех мест не проспится; беспрестанно пиет кровь свидетелей Исусовых (По Кирилловой книге — через 1000 лет от Р.Х. совершилось отпадение римской церкви в “латинство”, через 600 лет Западная Русь отпала в унию, а через 60 лет той же участи должна остерегаться Русь). Ну, разумеете ли про жену ту, чада церковные? Всякая ересь блядня глаголется...

...Беда миру бедному пришла! Не пить чаша — в огнь посадят и кости пережгут, а пить чаша скверная сия — в негасимый огнь ввержену бытьи в век нескончаемый в плач..

...Так же и русаки бедные, — пускай глупы! — ради: мучителя дождались, полками во огонь дерзают за Христа, Сына Божия, света. Мудры блядины дети греки, да с варваром турским с одново блюда патриархи кушают рафленныя курки. Русачки же миленькие не так: во огнь лезет, а благоверия не предает...”(5, стр.134).

Вполне вероятно, что и само “Житие”, “Книги бесед” и “Книги толкований” также предназначались для поучения молодого царевича на Керженец. (Взять хотя бы начало “Жития”, где протопоп Аввакум вспоминает исповедь молодой грешницы и способ унятия блудного огня — вроде похоже на ненавязчивый совет молодому и одинокому мужчине).

В ночь с 20 на 21 января 1676 года воевода Мещеринов воспользовавшись планом монаха-изменника Феоктиста захватывает спящий Соловецкий монастырь. “Что ты величаешься и высишься, — спокойно говорил перед казнью архимандрит Никанор воеводе, — я не боюсь тебя, ибо как духовник и самодержца твоего душу в руке своей имею”. Расправа над непокорными соловецкими образованнейшими монахами, цветом русского монашества и русского православного духа была жесточайшей — живьем на крюки под ребра подвешивали, живьем в лед вмораживали. Мало кто спасся. «…мучение же святых страстотерпец, новых исповедников соловецких, иже пострадаша в лето 7184, месяца геньваря в 20 день, в суботу мясопустную, коликъства же их 300 и множае, инии же глаголют пятьсот». А с субботы на воскресенье, в 4 часа ночи 30 января 1676 года в муках, гное и струпьях, скончался 47-летний “безумный царишко” Алексей Михайлович. Тайной покрыто, кого на самом деле благословляет на царство перед своей смертью “тишайший” государь, но в некоторых источниках проскальзывает, что только энергичность и темперамент молодой царевны Софьи, “организовавшей” присягу бояр своему младшему брату Феодору не позволили нарышинско-матвеевсой партии провозгласить на царство 4-х летнего Петра (14, стр.67). И тогда царем на Руси стал 15-летний Феодор, а правителем государства назначается пока боярин Матвеев. Что на Руси было принято не всеми покорно, особенно теми, кто понимал, что по закону и совести, по Клятве 1613 года ими должен править полный здравия старший царский сын Михаил Алексеевич — Бог дает Руси будущего царя в старшем сыне живущего. Те, кто активно не принял законность правления царя Феодора, стекаются к месту отшельничества Михаила — в керженские леса близ озера Светлояр. Неподалеку построили свои скиты спасшиеся от жестокой расправы соловецкие беглецы: старцы Арсений, Софонтий, Онуфрий. К осени 1676 года основан Анфисой Колычевой, родственницей святого Филиппа митрополита, на берегу Керженца богатый Оленевский скит, куда съезжается недовольная знать, образуя подобие царского двора. Не единицы, тысячи, десятки тысяч потянулись в Керженское Заволжье. Переезжали целыми селами. А туда, к отверженному государю, шла не худшая часть Руси. Началось строительство “невидимого града Китежа”, мостилась гать, рубилась “батыева” тропа в сторону Городца-Малого Китежа. Ведь в самом деле началось строительство духовного государства в государстве светском! Количество переселившихся тогда на Керженец дворянских и крестьянских семей в десятки раз превышало по своей численности живущих в самом городе Нижнем Новгороде. Я нашел данные, что в самом Нижнем Новгороде числилось до 10 тысяч жителей, а во времена «питиримова зорения» в 1719 году на Керженце официально насчитали 48 тысяч.

Никто не знает, что пережил отверженный наследник русского престола Михаил Алексеевич, когда до него в зимнюю ночь пришла двойная горькая весть — смерть отца и как бы по его воле восшествие на престол брата Феодора. Никак он не думал, что его жизнь повернет именно в эту сторону. Всю его жизнь его готовили на русский престол и он ответственно готовился к мудрому правлению, а тут теряется вмиг весь смысл жизни прошлой и жизни будущей. Пережив тяжкое известие он не захотел возвращаться в отвергнувшую его Москву, решив остаться жить в лесу простым человеком. Взрослый, 27-летний мужчина, будучи холостым, после смерти родителей, по русскому обычаю, он уже мог сам решать свой семейный вопрос, не спрашивая уже ничьего разрешения. В Москву пишется письмо, что хочет жениться, пусть ему сосватают невесту. Стать его женой согласилась племянница боярыни Морозовой — Анастасия Урусова. Протопоп Аввакум пришлет ему свое благословение: “Моли Бога о мне и всем заповеждь. И Настасья, хотящая быти ц(арица), пускай молится о мне. Смешница она, Сергий, хочет некрещенных крестить! Я говорю: во-то, реку, а девая хощет, яко Июдифь, победу сотворить. Материн большо у нея ум-от. Я ея маленьку помню, у тетушки той в одном месте обедывали. Бог ея благословит за великова и честнова жениха!” Благословляет он и невесту с сестрой:

“...Слушайте-тко, Евдокея и Настасьюшка, где вы не будете, а живите так, как мать и тетка жили”(5, стр.171). Фраза «где вы не будете» явно говорит о месте тайном. Вообще самым популярным выражением в письмах между староверами тогда было: — «Тайну цареву добро есть хранити».

Повод для своего исторического забвения дал сам Михаил, совершив самую тяжелую и непоправимую ошибку в своей жизни. Наблюдая на успешное начало правления своего младшего брата и поверив в его будущее успешное царствование и его долгую жизнь, Михаил пишет ему секретное письмо, в котором ему сообщает-подбадривает, что у него нет в желаньях мешать его царствованию, тем более лишать его престола силой, пусть смело правит не оглядываясь на него. Неопытный Феодор жестоко обошелся с этим письмом, не сожжа его сразу после прочтения, как полагалось по правилам, а делится с содержанием этого письма со своим ближайшим окружением, которое с 1679 года составляли Иван Языков и Алексей Лихачев, тайных сторонников Матвеева, понимая ли, что написанное ему братом приравнивалось к официальному отречению Михаила от престола. Беда всех добрых людей — им трудно просто подумать, что низость рвущаяся к власти воспользуется любым предлогом, любой зацепкой, любой ситуацией, дающей ей хоть какой шанс для достижения своих честолюбивых замыслов. Именно письмо Михаила царствующему брату спускает с поводьев вожделения тех, кто его еще побаивался. В то время боярин Матвеев был в ссылке с сыном в Пустозерске, куда он попал по подозрению в отравлении царя Алексея Михайловича и в попытке дворцового переворота в пользу рода Нарышкиных. И думаю, что в доносе, по которому увлекающийся черной магией Матвеев был отправлен в ссылку, есть доля правды: “Он показывал, что остаток лекарств после государя выпивал; но близкие люди, ходившие за государем, объявили, что не выпивал... А один лекарь донес, что лечил у Матвеева его карлика, который жаловался ему, лекарю, что болен от господских побоев, что раз он заснул за печью в палате, в которой Матвеев с одним доктором читали “черную книгу”, и во время чтения в палату пришло множество злых духов, и они указали боярину, что у них в покое есть третий человек; тогда боярин вскочил и, найдя его за печью, сорвал с него шубу, ударил его оземь, топтал ногами и выкинул за двери замертво... Доктор, доносивший об этом, прибавил от себя, что и сам он видел, как Матвеев читал “черную книгу” и что грек-переводчик по этой книге учил самого Матвеева и сына его Андрея”(13, стр.344).

И вот этот многоопытный Матвеев начал через верных ему бояр плести новую интригу. По настоянию Московского патриарха Иоакима, ставленника Матвеева, царем Феодором было повелено пустозерских страдальцев: «За великия на царский дом хулы сжечь их». Это было исполнено в Пустозерске в страстную пятницу 1 апреля 1681 года (22, стр.381), эта же дата указывается и в «Винограде российском». В заранее приготовленном срубе заживо сжигается вместе с выдающимися проповедниками старообрядчества: Лазарем, Феодором и Епифанием протопоп Аввакум — тайный духовник опального Михаила. И тем самым как бы давая понять тому, что он уже для властвующих в Москве — никто. В этом же, 1681 году, в середине лета неожиданно, на третий день после родов, умирает молодая царица Агафья Петровна из польского рода Грушецких, и, спустя неделю, — новорожденный царевич Илья. Используя малоопытность царя Феодора было начато в январе 1682 года казалось бы прогрессивное, но так необходимое для рвущегося к полной государственной власти незнатного Матвеева беспощадное уничтожение “богоненавистного, враждоотворного и братоненавистного местничества”. Конечным результатом в уничтожении местничества, медленным вирусом разрушавшего родовую ответственность и родовую взаимовыручку русской аристократии, явилось постепенное превращение, разложение нас в “иванов, непомнящих родства”. Составной частью русской жизни было знание не только своих родовых корней с глубины веков, но и знание всех близких и далеких родственников. Когда сходились на улице два незнакомых человека, обязательно начинали перебирать всех своих родственников, пока где-нибудь вдалеке обязательно их родня не перекрещивалась; обрадованные встречей “родственники” обнимались, целовались и радостно шли в кабак. Вся Русь представлялась большой семьей во главе с Государем — прямым представителем Бога на земле (Русь земная — микрокосм России Небесной). Если же простой народ держал всю свою родню в своей не перенасыщенной “знаниями” памяти, то русская знать вела с испокон веков свои родовые корни и связи в так называемых разрядных книгах, которые и были все сожжены по жестокому царскому Указу (теперь мы видим, что за этим Указом явственно просматриваются интересы каких Сил). За медленным разрушением русских аристократических родов, последовало постепенное разрушение и превращение русского на-рода (род накладывается на род) просто в сб-род (изганные из рода собравшиеся в шайки выродки). Лукаво оправдывая положительные стороны уничтожения местничества (и знакомо обсмеивая старые русские порядки), будто бы мешающего талантливым и незнатным добиться положения в государстве, почему-то забывают, что нижегородского крестьянина сын, ставши патриархом Никоном, в отсутствии царя очень даже успешно правил Русью. Царицей могла стать любая незнатная красивая девушка, понравившаяся царю. Незнатными были и талантливый государственный деятель Ордин-Нащекин и правивший Русью в конце жизни царя Алексея Михайловича и позже “чернокнижник” Матвеев. Местничество мешало войти во власть высшую не сколь талантливым и честным, а сколь талантливым авантюристам без понятия чувства Родины во времени будущем (выродкам)… Тайной стороной на удивление жестокого Указа борьбы с местничеством просматривается, прочитывается для будущего забвения и строгосмертельное запрещение упоминания имени Михаила Алексеевича Романова. Мои исследования говорят, что не простой был этот Указ, а Указ-заклятье и сила этого черного заклятья подготовленного чернокнижником Матвеевым была обрядово утверждена. (Патриарх Никон в свое время, в 1660 году так же проклял царя со всем семейством и обрядово утвердил свое проклятье. Он отслужил особый молебен, при этом одну царскую грамоту положил под крест и образ Пресвятые Богородицы на аналое посреди церкви, а по окончании молебна начал возглашать клятвенные слова, выбирая их из известного 108 псалма, относящемуся к Иуде-предателю (23, стр.43)). О злоупотреблении в то время магией и оккультизмом и веру в их практические результаты говорит хотя бы царский Указ 1682 года об образовании в Москве Славянско-греко-латинской академии и где говорится, что если в академии окажутся учителя владеющие магией, то вместе с учениками они “яко чародеи без всякого милосердия сожгутся”. Если посмотреть на историю во времени, то можно заметить, что в царском роду Романовых уже не было правителя под именем Михаил и только Павел I осмелился сломать негласную традицию и назвать одного из своих сыновей этим именем и то, по легенде, по указанию святого старца.

Подписав Указ с последующим церковным заклятьем царь Феодор подписал смертный приговор самому себе. Он становится ненужной фигурой в раскладе нарышкинско-матвеевской партии и умрет в 13 часов дня 27 апреля 1682 года, через два месяца после собственной женитьбы на Марфе Матвеевне Апраскиной, родственнице Языкова, крестнице боярина Матвеева. Первым делом после бракосочетания было возвращение из ссылки этого боярина; ему были возвращены его имения, как человеку, ни в чем не виновному и оклеветанному. Молодая царица примирила также царя с Натальей Кирилловной и царевичем Петром, с которыми он не ладил. Если молодая царица сумела уговорить в нужном направлении молодого мужа, значит тогда он еще как мужчина был вполне здоров. Как говорится в народе: — «Ночная кукушка завсегда дневную перекукует». Смерть молодого 21-летнего царя была столь неожиданной, что он даже не успел сделать распоряжения о своем преемнике.

Не без тщательного и продуманного старания старообрядцев до сих пор в учебниках и книгах сожжение Аввакума перенесено на страстную пятницу 14 апреля 1682 года, дабы связать неожиданную кончину царя Феодора с казнью сторонников древлего благочестия. Таким образом как бы смерть Феодора являлась закономерной, неумолимой Божьей карой за грех жестокой казни пустозерских страдальцев, как и скоропостижная смерть «тишайшего» царя Алексея Феодоровича привязывалась вождями сторонников древлего благочестия к жестокой казни соловецких монахов. Я задумывался, а почему Аввакум был сожжен именно в страстную пятницу, в день недели мук Господних. И пришел к заключению: после того, как царем была подписан Указ о казни, то она становилась неминуемой. Аввакумовы сторонники смогли своим влиянием в государстве только выбрать день казни. А лучшего дня, чем страстная пятница, они просто не могли подыскать во всем году. Весть о казни в такой символичный день не смогла не повлиять на чувства простых верующих.


Тайный государь и великий раскол (внешка)
(Недоказанная гипотеза или отвергнутая правда)
В.КОМЛЕВ
продолжение статьи
Тайный государь и великий раскол
(Недоказанная гипотеза или отвергнутая правда)
В.КОМЛЕВ
продолжение статьи

Опять, как в 1676 году, в обход следующего по возрасту 16-летнего царевича Иоанна, нарышкинско-матвеевской партией, в которую входил и полуграмотный патриарх Иоаким, вновь на трон провозглашается 9-летний Петр и опять правителем Матвеев. Все вроде предусмотрел многоопытный Матвеев, коварно расчищая себе путь к вершине власти, кроме малого пустяка — мнения простого люда. (Согласимся, что очень подозрительно выглядит смерть еще молодого царя Алексея Михайловича почти одновременно со взятием Соловецкого монастыря. Возможно узнав, что его окружение все эти годы обманывало его о местонахождении сына (а оно скорее всего знало, где он скрывается), он бы пересмотрел свое отношение как к сыну и обязательно простил бы его, так и к своему окружению, что нарышкинско-матвеевской партии было смерти подобно). Возмущенные стрельцы подняли свое жестокое восстание 15 мая и успокоились 29, провозгласив царицей Софью. Потом они отпишут ей, кто и за какие грехи ими были наказаны: “А боярина Артемона Матвеева, и Данилы дохтура, и Ивана Тутменша, и сына ево Данилова побили за то, что они на наше царское пресветлое величество злое отравное зелие, меж себя стакався, составили. И с пытки он, Данило жид, в том винился” (12). Потом историки петровской эпохи раскрутят миф, живущий до сих пор — о пораженных странной болезненностью царей Романовых-Милославских Феодора и Иоанна, дабы оправдать чистоту и законность престолонаследия Петра Романова-Нарышкина, 15-го отпрыска своего родителя. Да, Феодор и Иоанн были больны, но больны ли по рождению… Увлекались на Руси ядами, увлекались и не меньше, чем в «просвещенной» Франции.

Весенняя распутица не дала старообрядцам слишком быстро донести весть о дворцовом перевороте в Керженское Заволжье, чтоб предпринять согласованные с Михаилом действия (и это Матвеевым было предусмотрено). В запоздалом письме Михаила младшей и любившей его сестре царевне Софье было два предложения: передать власть ему, как единственно законному наследнику и, если она откажет ему в этом, то пусть разрешит спор о вере на Лобном месте, на Красной площади, где по тайному замыслу защитников древлего благочестия вступить в спор должен был сам Михаил Алексеевичем, чтоб после показа его перед народом в своем уме-разуме возвести уже его миром, бескровно, на законное царство.


Летописец и сторонник Софьи монах Сильвестр Медведев запишет в духе своего времени о послах Михаила: “Таже подаша ей, государыне, писанную Великим Государем челобитную, глупства своего и лживословия полну, самую воровскую, безимянную и беззаручную...” (12) — никак нельзя под страхом смерти иметь какой-либо документ с именем Михаила Алексеевича. Здесь он, не подписываясь, попросту подстраховывает своих посланцев от возможных неприятностей. Недруги, не обращая внимания кем послана грамота, могли сослаться на тайную (устную) часть последнего Указа царя Феодора и казнить послов. Но неприятности сторонников законного государя так их и не обошли. Их план, так тщательно продуманный, не был принят уже не принимавшей своего брата, забывшей Бога и Соборную Клятву преемственности верховной власти царевной Софьей и родом Милославских ни по какому вопросу: “...Что от их такова мятежа не унимаете?! Аще ли тако нам в порабощении быти — то к тому уже (с их) благочестивым царем и нам зде жити невозможно!..” (12). Исторический, предательский выбор был сделан.

Историки, не зная глубинных течений “раскольничьего” движения, этот момент в русской истории замечают вскользь: что-то раскольники летом 1682 года шумели вместе с князем Хованским — главой московских стрельцов, да их быстро успокоили. Предали на свою голову стрельцы заговорщиков, купились на гроши и бесплатные угощенья. Главному послу великого государя Михаила и духовному главе старообрядцев, протопопу Суздальскому “Никите, 11 июля месяце отрубили голову на Красной Площади”, князей Хованских, открыто вставших на сторону великого государя Михаила, казнили в сентябре. А ведь верят по наивности многие сейчас, что князь Хованский заговор со старообрядцами организовал для себя. Только человек без веры и без знания того, какого духа тогда были староверы в то страшное время могут верить в то, что они могли в то время открыто пойти против Клятвы русского народа 1613 года.

Велик, видать, был страх церковной верхушки и московской знати, уже меняющей русское платье и примеривающей немецкое (вспомним, что русская знать через сто лет вообще разучится говорить по-русски, великий Пушкин только после нашествия Наполеона стал изучать русский язык), перед великим государем Михаилом Алексеевичем, сторонником русского пути развития российского государства. Не нужен им был трезвый, волевой, самостоятельный, грамотный и богобоязненный государь! Не укладывалось в их чванливых головах, что сколько его не уговаривали его сторонники, не хотел он на крови занимать свое законное место и по бедности душевной принимавших его духовность за глупость и физическую несостоятельность. Михаил Алексеевич, верящий в приход времен апокалипсических, был глубоко убежден в невозможности творить грех в полном религиозном смысле этого слова. Не понять его было волкам, готовых за власть и корм перегрызть друг другу глотки. Да, испытательное было время...

В правлении же царевны Софьи был оставлен в силе Указ о не упоминании ни при каких условиях имени старшего царского сына Михаила Алексеевича, заживо вычеркивающий его из списков живущих, многократно были усилены гонения на его сторонников-старообрядцев. Пришедший через дворцовый переворот к власти Петр, при всей широте своих взглядов по поводу свободы совести, принимает только к “раскольникам” поповского согласия свои железные меры. Палач и дыба ждали всякого неосторожного об упоминании имени опального сына царского: боярам головы рубили и языки резали, а что говорить про простой люд, у которого хребет всегда был в натянутом состоянии. И все тогда молчали, боясь за себя, за своих детей, а сейчас вообще забыли. Вырезали и у истории язык правды...

Предполагаю, что до 1707 года Петр I дотерпел независимую жизнь своего старшего брата (в этом году умирает влиятельная сестра Михаила — Марфа), вокруг имени которого собралось десятки, сотни тысяч активно не признающих Петра за законного государя и потому неподвластных ему людишек, так необходимых ему для государственных переустройств. Убирается лояльно относящийся к старообрядчеству и враждебный Петру нижегородский митрополит Исайя, а на его место назначается митрополит казанский Сильвестр (некоторые источники указывают дату этой перестановки на год позже), В керженские леса на розыски старшего брата раздраженным Петром посылается военный отряд с игуменом Переславского Никольского монастыря Питиримом, как родившегося и выросшего там, в семье и среде раскольничей.

Как бы в ответ на решение Петра восстает раскольничий казацкий Дон во главе с Кондратием Булавиным, началась Крестьянская война, продлившаяся до 1710 года. Булавинское восстание не остановило Петра и его ратники с предателем Питиримом вышли зимой 1707 года к предполагаемому месту жительства государя Михаила Алексеевича. Никто из живущих на Керженце, кроме посвященных старцев и связных не знал его в лицо, не знали, что он ведет жизнь со своей семьей как простолюдин, а не среди знатных в богатых во всем обеспеченных скитах. Искали Михаила Алексеевича “огненным боем”, т.е. через пытки, убийства и разорение. Нарушая тайный уговор, глубоко встревоженный Михаил Алексеевич сам пришел к отцу Софонтию с братией с одной мыслью — как можно скорее что-то сделать во избежании новых невинных, но из-за него погибающих жертв. Им было выбрано одно — самосожжение. А ему, должно быть, были известны и знакомы многие из живущих на Керженце. Старцы отговаривали его от этого шага, убеждали, что между жизнью государя и жизнью простолюдина большая разница и не стоит ему так переживать за их преждевременную смерть, а невинно убиенные через муки свои войдут в Царство Христово. Прекрасно знали старцы и крутой нрав Петра и все понимали — живыми государь Михаил Алексеевич с семьей никак ему не нужны, не сулит свободная сдача свободной жизни. Потому-то и решился отверженный великий государь Михаил Алексеевич пойти на крайнюю меру — самосожжение (как мы знаем, царь Петр потом казнит после жестокой пытки в 1718 году собственного сына и наследника Алексея [названного в честь деда], который как бы повторяет попытку своего дяди, сбегая, несогласный с политикой отца, но уже за границу). Недалеко от озера Светлояра, близ села Владимирское, на берегу лесной речушки Кибелек бьет сейчас из под земли родничок — “святой колодчик с могил сожженных” — именно на том месте, где по моему мнению и произошло самосожжение великого государя Михаила Алексеевича с сыновьями.

Предвидел ли протопоп Аввакум, написав Михаилу в одном из писем: — “А в огне том здесь небольшое время потерпеть, аки оком мгнуть, так душа и выступит! Разве тебе не разумно? Боишися пещи той? Дерзай, плюнь на нея, небось! До пещи той страх-от, а егда в нея вошел, тогда и забыл вся...”(5, стр.132) Этот фрагмент письма Аввакума почти дословно приведен в третьей части романа Мельникова-Печерского “В лесах” в легенде о старце Варлааме и его трех учениках, ушедших на самосожжение перед солдатами, но не повиновавшихся воле правителя. Кстати, старец Варлаам — единственное зашифрованное лицо на Керженце.

Мельников-Печерский указывает на место самосожжения в своем исследовании. Близ скитов Улангера и Фундрикова в Поломском лесу, что недалеко от озера Светлояр, на небольшой поляне стоял старый и просохший скит, возле которого 4 февраля (ст. ст.) 1708 года и произошла встреча великого государя Михаила Алексеевича с тремя старшими сыновьями и ратниками Петра. Перед тем, как факелом поджечь обложенный сеном скит и заложить за собой на засов крепкую дверь, Михаил Алексеевич, как великий государь, взял со всех ратников великую клятву — пусть пожалеют жену и трех младших сыновей и доложат царю Петру, что он сгорел со всей семьей у них на глазах. Как показывает наша история, ратники, пораженные таким исходом их похода, все до одного дававшие эту клятву, ее сдержали. А Петр-младший им поверил, т.к. считал своего брата за религиозного фанатика, отказавшегося по своей глупости от царства, от власти, от богатства.

В романе Мельникова-Печерского “В лесах” твердо утверждается, что на месте самосожжения старца Варлаама с тремя учениками долго стояли четыре креста, а угольки от пепелища, признаваемые за святые, разобраны местными жителями. Я был на этом месте. Кресты стоят до сих пор, рядом святой колодчик заботливо и тихо ухоженный местными жителями.

Такая необычная мученическая смерть великого государя Михаила Алексеевича не могла не потрясти православную Русь, еще сильнее утвердив в духе миллионы простых русских людей к приверженности вере староотеческой. В мае в Нижнем появились “воровские надписи”. На кирпичах Дмитриевской башни левкасным мелом было начертано крупными буквами: “Быть бунту, что и в Астрахани”. Такие же надписи появились в кремле, на заборах Приказа монастырских дел и стрелецкого головы. Воевода Никита Кутузов вместо того, чтобы уничтожить эти надписи, наоборот приставляет к ним охрану и докладывает о них царю. Не был, не мог быть воевода таким глупым, оставляя призывы к бунту на всеобщее обозрение в течении двух недель, значит была у него некая причина оставлять эти надписи, стоившая ему должности (9, стр.189). А по Руси крестьянские бунты прокатились повсеместно, но были все жесточайше подавлены карательными отрядами Петра. Не потому ли гетман Мазепа как бы вдруг предает Петра и переходит в октябре 1708 года со своим войском на сторону предпринявшего поход на Русь шведского короля Карла XII. Почему Петр своему особенному другу Меньшикову приказал уничтожить всех оставшихся родных и близких гетмана, уж не боялся ли он распространения правды о смерти своего брата?

Но в Нижнем, в городе старообрядческом, бунта не было. Старцы постарались предотвратить его, дабы не навлечь гнев Петра I на нижегородскую землю, тайно скрывшую в недрах своих царский корень рода Романовых. Давайте согласимся, что под знаменем староверия тогда встала духовная элита земли Русской. А соглашатели и бытоулучшители на западный манер, а также бытовые конформисты рьяно проиняли церковную реформу. Предупреждая возможное клятвопреступление кого-нибудь из ратников, знавших об оставшихся в живых трех сыновьях великого государя Михаила Алексеевича, тайными руководителями старообрядцев были предприняты переселенческие мероприятия: ушел в пределы турецких владений большой отряд Игната Некрасова с семьями, снялись многие раскольники с керженских мест и ушли жить на Урал, на железный Верх-Исетский завод, на дачи Демидовских заводов... Ищи теперь, Петр, если сможешь, где спрятаны твои племянники, законные наследники престола русского по корню отца своего...

Как я понял, у Михаила Алексеевича было 6 сыновей. Именно так и можно расшифровать фразу из одной легенды о Граде Китеже, в центре которого возвышались 6 глав церквей, именно в этом ключе я вижу герб Нижегородского края, учрежденный в 1781 году: в серебряном поле гордо идущий червленый олень с рогами о шести отростках. Где-то незадолго до учреждения герба Нижегородского ездил зачем-то к своему дальнему родственнику князю Таврическому керженский старец Игнатий Потемкин с древними бумагами. С этими бумагами была ознакомлена сама Екатерина Великая. Она же и придумала самолично новые дополнения и изменения в герб Нижегородский. А мы знаем, что цвет червленый — есть цвет царский. С богатыми дарами вернулся из столицы раскольничий инок в леса заволжские и построил обитель, прозванную впоследствии Игнатово (11). А ведь было в планах всесильного фаворита примирение государственной церкви с раскольниками, да странная смерть нагнала его на 52 году жизни.

Нельзя называть, согласно тайному царско-церковному Указу-заклятью, Михаила Алексеевича своим именем (крепко в то время верили в силу заклятий и проклятий), а поминать в поминальных молитвах как-то надо. Назвали его князем Болховским, как и корень его, взяв за основу в этой фамилии первые три буквы, которые при обратном чтении образуют слово “лоб”, а лоб, как известно, главная часть головы. Лобное место — место высших особ. (Лопухинский “синодик”, где впереди царских имен стояли царские сродники князья Болховские царский чиновник Мельников свидетельствовал как факт в 1853 году). А в уездном городке Болховске Орловской губернии в лето 1708 года вдруг приехавшая бригада строителей “с севера” к концу года выстроила богатую каменную церковь. Только теперь можно понять, в чью память она была так удивительно быстро поставлена.

Отцу Софонтию и его братии многие старообрядцы не простили благословения великого государя Михаила Алексеевича на самосожжение. Произошел раскол и в среде самих раскольников: 16 июня 1708 года, в Тихонов день, разделились они на два согласия: согласившихся с самосожжением — Софонтиево и резко его осуждающих — Онуфриево. Был в этот год Собор на Керженце сторонников старой веры. Перед вынужденной смертью оставил старцам Михаил Алексеевич свою недогматическую переписку с протопопом Аввакумом дошедшую до нас, но со множеством “странных” затирок некоторых слов и предложений, а также и свою царскую икону Казанской Богоматери, прозванную впоследствии Шарпанской. По старообрядческим легендам Шарпанская икона из покоев царя Алексея Михайловича была подарена царем старцу Арсению и которая привела его на Керженец чудесным образом из Соловков. Богатая библиотека Михаила Алексеевича скорее всего растворилась вместе с его вероятными потомками.

Керженские старцы понимали, что со временем имя великого государя Михаила Алексеевича при его жесточайшем государственно-церковном преследовании вскоре должно будет забыться, как оно и случилось в самом деле. Возможно, что в сохранении этой тайны были уже заинтересованы сами старообрядцы. Ни один прозорливый старец, ни одна прозорливая старица не приняли тогда проводимых церковных реформ. Но пошли гулять по миру рожденные в земле нижегородской, из среды старообрядческой, легенды, были и сказания, где в иносказательной форме был спрятан последний великий государь староотеческой Руси. Самой известной и знаменитой стала чарующая легенда о великом граде Китеже и его основателе — великом князе Георгии Всеволодовиче. Где историческая действительность одного времени плавно переплеталась с исторической действительностью другого, но уже в зашифрованном виде; где за монголо-татарским нашествием и ханом Батыем подразумевалось тлетворное нашествие на Русь западного влияния и его главный проводник — Петр I.

Обратимся к историческому документу вышедшему из старообрядческой среды и известный как “Китежский летописец”, в котором повествуется о жизни великого князя Георгия Всеволодовича. Историки предполагают время составления “Китежского летописца” в 80-90-е годы 18 столетия, хотя авторы летописца указывают конкретную дату его написания: “Сию убо мы книгу летописец написали в лето 6753-го...”, т.е., приняв во внимание только последние три цифры, мы получим достоверную дату — в 1753 году.

И хотя в летописце звучит заклятьем строгое предупреждение: “И всему нашему уложению ни прибавити, ни убавити, ниже всяко переменити, ни едину точку или запятую”, все же один список начинается: “В лето 6646 сентября в 5 день.”, а другой “В лето 6676 месяца июня в 12 день.

…И город тот Большой Китеж в длину был 200 саженей, а в ширину на 100 саженей, а город тот начали строить каменный в лето 6673 месяца мая в 1 день на память святого пророка Иеремии и строили тот город 3 лета”.

Историки, которым точно известна дата рождения исторического великого князя Юрия (Георгия) Всеволодовича (1188 год или 6696), несовпадение известных исторических дат с датами “Китежского летописца” приписывали невежеству старообрядцев. Совсем не обращая внимания на странное совпадение трех последних цифр допетровского летоисчисления, как начало строительства града Китежа в 673 году и его окончание в 676 с исторической действительностью другого летоисчисления, если убрать первую цифру. Начало одного летописца и начало другого указывают (приблизительно) как бы на начало и конец царствования царя Алексея Михайловича. В 673 году молодой царевич Михаил покидает Москву, чтоб поселиться на время недалеко от озера Светлояр. А в 676 году его лишают законного престолонаследия и он остается жить на Керженце навсегда, куда стекаются к невидимому государю тысячи его приверженцев. Провидение ли, но летом 1999 года, в самый почитаемый на Светлояре праздник, на Владимирскую, 6 июля, на самом высоком берегу легендарного озера была заложена часовня в честь Казанской иконы Божьей Матери на месте разрушенной во времена большевистского зорения и благословлена закладка ее самим митрополитом Нижегородским и Арзамасским Николаем и, открытие которой должно было состояться на Казанскую, 4 ноября 2000 года, но увы.., освящена она была лишь через год, на Владимирскую.

Странен по легенде и сухой, труднопроходимый таежный путь великого князя Георгия Всеволодовича к озеру Светлояр, странно и его желание строить каменный город в безлюдной и экономически невыгодной местности и эта странность должна привлечь исследователей старообрядческой летописи. Странно и то, что многие абсолютно уверены, что само озеро было создано провалившимся градом Китежем. Тогда где Китеж и откуда Светлояр? Только из легенды которую родили староверы. Добраться до Светлояра тогда можно только по лесной и страшно петляющей реке Керженец, а там еще 20 верст непролазной тайги. Только сплав по течению от тех мест до Волги на байдарке занимает 3 суток.

Странна и смерть великого князя Георгия Всеволодовича 4 февраля, не давшегося в руки врага, исчезнув вместе с городом Великим Китежем и став всеми невидимым. Над суммой всех этих странностей и стоило бы повнимательней задуматься и попытаться оторваться от временных рамок Батыева нашествия и войти в рамки времен реформ церковных “тишайшего” царя Алексея Михайловича и государственных Петра I.

Всеми историками бесспорно известна по разным летописям жизнь великого князя Юрия (Георгия) Всеволодовича, погибшего в смертельном неравном бою с монголо-татарскими войсками на реке Сити в понедельник 1 марта 1238 года (16) (4 марта 1238 года, согласно Тверской летописи, погиб плененный на Сити Василько Константинович ростовский) в сотнях верстах от таежной реки Керженец, где по твердому убеждению староверов погиб легендарный великий князь Георгий Всеволодович. Внимательный историк и любой церковный человек должен задаться вопросом: — «А был ли великий князь Георгий Всеволодович в святцах в 17 веке?» Известно, что открытие мощей князя Георгия Всеволодовича произошло в 1645 году и что благоверный князь тогда еще не был канонизирован, помешала смерть царя Михаила Феодоровича, хотя некоторые источники указывают на это время, как на время его канонизации. По моему предположению начало было положено, когда выходцем из Нижнего Новгорода образованнейшим монахом Тихоном была составлена в 18 веке авторитетная в церковной среде Латухинская Степенная книга, где там днем поминовения святого благоверного князя Георгия Всеволодовича, вопреки летописным данным, является 4(17) февраля. Так кого же на самом деле мы поминаем 17 февраля в церквах ежегодно? Я думаю, что все-таки за железной исторической маской китежского великого князя Георгия Всеволодовича скрывается великий государь Михаил Алексеевич! Предавший великого князя Георгия Всеволодовича и показавший путь батыевым полчищам к граду Великому Китежу Гришка Кутерма перекликается в корне своей фамилии с предателем Питиримом; в разговорной речи общее “тер” и “тир” звучит одинаково. Случайны ли все эти странности и совпадения?

В середине прошлого столетия царское правительство обратило серьезное внимание на проблему раскольничьего движения в России. Нижегородский чиновник особых поручений по вопросам раскола при министре внутренних дел П.И. Мельников в своих “Письмах о расколе” замечает:

“Раскол и раскольники представляют одно из любопытнейших явлений в исторической жизни русского народа. Но это явление, хотя и существует более 2-х столетий, остается доселе надлежащим образом неисследованным. Ни администрация, ни общество обстоятельно не знают, что такое раскол. Этого мало: девять десятых самих раскольников вполне не сознают, что такое раскол”. Вскоре Мельников становится первым авторитетом по расколу при царском правительстве, но его 3-х томные изыскания по расколу по каким-то причинам становятся секретными. Карьера его, провинциального чиновника, резко пошла в гору, в начале 60-х годов он уже переезжает жить в столичный Петербург. Думаю, что чиновник Мельников нашел великого государя Михаила Алексеевича, нашел ответ на вопрос, почему раскольников “10 миллионов в России, не одна сотня тысяч в Пруссии, Австрии, Дунайских княжествах, Турции, Малой Азии, Египте и, может быть, даже в Японии” и потому-то, может быть, и сопровождал в 1861 году цесаревича Николая Александровича (ум.1865) в его поездке по Волге.

Начав свою чиновническую деятельность как ревностный гонитель старообрядцев, со временем П.И. Мельников резко меняет свои взгляды на противоположные, становясь все более их защитником. В письме в министерство внутренних дел, посланном в 1866 году, Мельников пишет:

“...среда раскольническая, несмотря на религиозные ее заблуждения, имеет в себе немало хороших сторон... образованное старообрядчество внесет в нашу жизнь “новые” элементы, или, лучше сказать, “старые”, забытые нами от наплыва западных понятий и обычаев, не сродных ни русской земле , ни русской душе... элементы, подорванные Петром I...”

Думается мне, что русская знать была ознакомлена в какой-то части с секретными работами нижегородского чиновника Мельникова, о чем свидетельствует хотя бы либретто композитора Мусоргского “Хованщина” и работа его ученика Корсакова, как бы в продолжении тайной темы, под названием “Китеж”. Известнейший составитель русского толкового словаря В.И. Даль, проживший в Нижнем Новгороде с 1849 по 1859 годы и составивший здесь большую часть своего словаря, почему-то не захотел вставлять объяснение в нем слову “Китеж”. Похоже, что он знал истинное его значение и потому пропустил его в своей работе — лучше промолчать, чем налгать. Но нам уже известно, что и репринтные издания сейчас могут искажаться.

И резкая внутренняя метаморфоза чиновника Мельникова, я думаю, произошла именно оттого, что он понял истинную духовную причину народной массовости русского Раскола и который, по большому счету, был не только религиозно-династическим, но и духовно-русским движением. А то невероятное терпение, те невероятные гонения, ту невероятную приверженность к вере староотеческой миллионы простых крестьян выдержали не только благодаря проповедям активных сторонников древлего благочестия, но и потому, что был в их сознании миропонимания авторитет непререкаемый — отверженный, гонимый и принявший смерть мученическую законный для них великий государь Михаил Алексеевич. Забытый в миру, он как бы незримо всегда находился в среде старообрядческой, давая им силы выдерживать все гонения церкви и государства. Вот отрывок из письма, отправленного из Стародубья на Керженец в июле 1830 года: “Истинные свидетели от наших христиан под клятвою уверяют, что в Персидской земле много обретается наших древлеблагочестивых христиан... имеют даже царя своего, благовернаго и христолюбиваго. Егда Никон патриарх возвея на церковь всемрачную бурю и ересей море великое и пространное на Российское царство испустити, царь же Алексей Михайлович и весь синклит и вся вои во след онаго отца ересем пошли, тогда убо старейший царевич, царя Алексия Михайловича сынок, не восхотел отступити от истинно древней православной веры и крепко утвердился в староцерковном благочестии. И воздвиже на него царь гнев свой, и томлен бысть царевич во единой от царских палат, яко в темнице, обаче ни поколебати, ни ослабити его, ни к своим волем преклонити не возмогоша. И бежа тот старейший царевич, с благочестивыми стрельцами и казаками, за море, в Персидские страны. И устроил тамо благоверное царство...И до дней наших царский благочестивый корень тамо не изсяче”. Замечательно, что изданная в 1831 году книжка г. Берха «Царствование царя Алексея Михайловича», в которой говорится о самозванцах-царевичах Алексее и Симеоне(!) Алексеевиче, разошлась в значительном числе экземпляров между старообрядцами. В любом ските или монастыре старообрядском можно найти эту книгу (11а).

Здесь есть вопрос, на который можно ответить, что легенда о тайном царе старообрядцев крепко жила среди них. Судьба свела меня с редакцией газеты из Сыктывкара «Вера-Эском», где родственница одного сотрудника, ныне покойная, пыталась найти следы тайного царя Михаила. Она знала через предания, что он был в нашей истории.

В своем известном романе П.И. Мельников-Андрей Печерский “В лесах” великолепно описавший жизнь и быт «раскольничьего» Керженского Заволжья, вкрапливает легенды, предания и были, касающиеся в какой-то мере жизни и смерти Михаила Алексеевича. По понятным для тех времен причинам, когда писался роман, говорить открыто о нем было нельзя: “Каковы ж были те рассказы и те предания — прейдем молчанием... Всего писанного на Керженце и всего там говоренного ни в книге списать, ни словом рассказать никоему человеку нельзя...” — писал он.

Можно задаться вопросом, а что бы было, если бы Михаил не сбежал из Москвы на Керженец? Я думаю, что после того, как его отец, царь Алексей Михайлович, несмотря на мощное противодействие всей родни Милославских, все-таки женится на родственнице одержимого властью Матвеева, шансов на долгую дворцовую жизнь у царевича Михаила не было, что показывает судьба Феодора, Софьи и Иоанна Романовых-Милославских. В акте побега Михаила мне видится воля провиденья, спасающая не только ему жизнь, но и поворачивая тем самым вектор общественного и народного внимания не в подражании отпадающей в западничество московской верхушки, а в подражании второму законному, а впоследствии и первому “незаконному” в государстве человеку.

Всем историкам хорошо известно, что старообрядцы упрямо и в открытую не признавали Петра Алексеевича за своего законного государя, но кого же они представляли для себя законным в истории почему-то осталось незамеченным. Похоже, что столичная Москва молча тоже не признавала законность Петра-младшего. Может быть это и было одной из главных причин, побудившей Петра I безжалостно строить для себя новую столицу. Ведь изначально Санкт-Петербург строился как простой город и только где-то с 1710 этот город начался строиться как новая столица. Но и здесь Петр выбирает, по совету святителя Митрофания Воронежского, основной иконой столицы имени апостола Петра — икону Казанской Богоматери. И не потому ли Петр когда частенько бывал за границей, то назывался Михайловым (а не Алексеевым, как должен бы по правилам того времени). Этим он подчеркивал, что власть его законна и преемственна от законного старшего брата, якобы добровольно отказавшегося от престола. Странно, но после Полтавской битва (2 августа 1709 года) Петр живет в своей стране кратковременными наездами из-за границы или войнами.

Нижегородский архив не по этой ли первой тайне царского рода Романовых не содержит в своих недрах практически ничего, касающееся истории старообрядческого движения своего края.

Василий Комлев,
1995-2001

Литература:
  1. Андреев И. “Страсти по д’Артаньяну”, “Знание-Сила”, 8/91;
  2. БушуевС.В. “История государства Российского. 17-18 в.в.”;
  3. Буганов В.И., Богданов А.П. “Бунтари и правдоискатели в русской православной церкви”, “Политиздат”, 1991;
  4. “Град Китеж”,сост. В.Н.Морохин, г.Горький, 1985;
  5. “Житие протопопа Аввакума им самим написанное и другие его сочинения”, г. Горький, 1988;
  6. “Новгород земли низовской”, сост. В.Н. Морохин, 1994;
  7. Мордовцев Д.Л. “Великий Раскол” — гл.11.”Увещевание Морозовой”;
  8. Пушкарев С.Г. “Обзор русской истории”, “Наука”, 1991;
  9. Смирнов Д. “Нижегородская старина”, “Нижегородская ярмарка”, 1995;
  10. Соловьев С.М. “История России”,т.т.12-14.;
  11. Мельников (Андрей Печерский) П.И.,”В лесах”,т.1,т.2;
    a) “Исторические очерки поповщины”;
  12. “Россия при царевне Софье и Петре I”,М..,”Современник”,1990г.
  13. “Родная старина”, сост. В.Д. Сиповский, М.., “Современник”, 1993 г.;
  14. Гримберг Фаина “Династия Романовых: загадки, версии, проблемы”, “Московский лицей”, 1996 г.;
  15. Нилус Сергей “Близ есть, при дверех”, С.-Петербург, 1997 г.;
  16. Чивилихин В. “Память”;
  17. “Легенды и предания Волги-реки. Нижегородские были”,
  18. “Нижегородская ярмарка”, 1998 г.;
  19. Комлев В. “Легенда о граде Китеже — наша зашифрованная история”, “Нижегородский рабочий”, 20.06.1996г.;
  20. Комлев В. “Царевич Михаил Алексеевич Романов — легенда или реальность”, “Нижегородский рабочий”, 5.02.1997г.;
  21. Л.С. Смирнова, Т. Званцева, “Церкви Нижнего Новгорода, уничтоженные и уцелевшие”, Н. Новгород, 1991г.;
  22. Бороздин А. «Протопоп Аввакум»,
  23. Мельников Ф.Е. «Краткая история древлеправославной (старообрядческой) Церкви», «Наука», 1999г.
  24. Д.А. Жуков, 1971, Повесть, «АВВАКУМ»

Приложения

Отрывок из книги Мельникова-Печерского «В лесах»
Из здешних же отцов был, из керженских, — сказала Манефа. — Жил в пустынной келье с тремя учениками... В Поломском лесу, недалеко от Улангера, но речке на Козленце, келья у него была. До сих пор благочестивые люди туда сходятся поклониться святому пеплу Христа ради сожженных... Пришел Варлаам в здешние леса из Соли-Галицкой, а в Соли-Галицкой был он до того приходским попом в никонианской церкви. Познав же истину, покинул он тамошний град и паству свою, хотя пустыню лобызать и в предании святоотеческом пребывать. Принят же был от отца Софонтия вторым чином, пострижения иноческого от руки его сподобился и, живя бызысходно в келии, все священные действа над приходящими совершал. Много душевным гладом томимых, много спасения жаждещих в пустыню к нему притекало, он же, исправляя их, причащал старым запасом, что от лет патриарха Иосифа был сохранен. Книг же имел довольно, отовсюду собираше правоверных на книгоучение, утверждая их в древлем благоверии. Уведали о том мирские галицкие начальники и послали ратных людей со всеоружием и огненным боем изыскать отца Варлаама и учеников его... И более шести недель ходили ратные люди по лесам и болотам, ищущи жительства преподобного. Он же, божественным покровом прикровен, избежа рук мучителевых... Тогда изыде Варлаам из пустыни и прииде к отцу Софонтию совета ради, что сотворити при таком тесном обстоянии... И много беседоваху преподобные отцы от святого писания и всю нощь пребыли в молитвах и псалмопениях. И благословил пречестный отец Софонтийтого пустынножителя Варлаама огненною смертию живот свой скончати, аще придут к нему ратные люди, лести их отнюдь не послушати... Тако поучал Варлаама блаженный Софонтий златоструйныма своима усты: «Не бойся, отче Варлааме, сего временного огня, помышляй же о том, како бы вечного избежати... Малое время в земном пламени потерпети, вечного же царствия достигнути!.. Недолго страдати — аки оком мигнуть, как душа из тела выступпит... Егда же вступишь во огнь, самого Христа узришь и ангельские силы с ним. Емлют они, ангелы, от души из телес горящих и приносят их к самому Христу, царю небесному, а он, свет, их благославляет и силу им божественную дает... Чего бояться огня?.. Гляди с мучениками во блаженный чин, со апостолы в полк, со святители в лик!..» И тако довольно поучи Варлаама и благослови его идти в пустынную келию на сожжение... На утрие же ратные люди обретоша келию и восхотеша яти отца Варлаама со ученики его... Они же, замкнув келию, зажглися... И ужаснулись ратные, видя такое дерзновение... Лестию пытались самовольных Христовых мучеников из запаленной келии вызвать, обещая уинить их во всем свободны... Они же не смутишася... Аки отроцы вавилонстии в пещи горящей, тако и они в келии зажженной стояли и среди пламени и жупела псалом воспевали: «Изведи из темницы душу мою, — мене ждут праведницы!..» И тако сгорели телесами...Души же блаженных страстотерпцев, аки злато в горниле очищенное, ангелы Божии взяху и в небеса ко Христу царю понесли... Господь же благослови жертву сию чисту и непорочну...

Хохлома
Было это давным-давно, еще при царе Алексее, отце Петра Первого. Тогда нижегородец наш, патриарх Никон, нарушил веру стародавнюю и уничтожил книги, переписанные руками старательных монахов. С тяжелой руки Никона новая вера была на Русь напущена. Взволновалась Русь, усмиряемая «тихим» царем Алексеем, застенками да колодками. Побежал люд подальше от первопрестольной Москвы, от глаз царских да патриарших в леса, на Керженец да на Узолу. Только тайные сторонники старого благочестия остались в Москве. Среди них первейшей руки живописец, богомаз по прозванию Лоскут Андрей. Днем работал, вечерами двуперстия творил.
Пришло время, и ему стало невмочь. Собрал он кисти свои да краски-мази и уехал в семеновские леса, подальше от царя. В каком-то починке избу срубил, точить-писать начал. Дни и ночи работал, а что работал — не знали люди, не пускал их к себе в избу Лоскут. Да и люди, больше беглые, беспоповцы, не привыкли бывать друг у друга. Больше сами с собой да с тайгой керженской беседовали-советовались.
Нашлись, однако, завистники, донесли царю про Андрея. Тот послов направил, строго наказал явить мастера пред его царские очи и заставить в столице малевать.
Лоскут — ни в какую, послов из избы прогнал.
И тут вскипела царская кровь, затуманила глаза. Кому, по правде, из правящих такой отказ понравится. Новый наказ целой роте солдат: доставить ослушника, но уже не для работы, а для казни. И зашагали в семеновские земли солдатики, путь тяжелый, да и не близкий — все песками да через леса.
Солдаты шли походкой медвежьей. А молва народная бежала впереди бегом заячьим.
Услышал Лоскут о вести страшной. Думал день. Думал два. На третий клик кликнул, собрал народ лесной. Молвил Андрей слова свои первые:
— Смерть идет за мной, берите припас мой и рукоделье, краски и мази да расходитесь по деревням и починкам, учитесь точить-малевать да детям и внукам внушайте; дерево с корня снятое живым делайте. Оно любое подобие принять может...
Взволновался народ, краски да и «струмент» Андреев разобрал, по лесам-домам разбрелся и как следует его припрятал.
Солдаты пришли к кострищу огненному: догорал дом Андрея-живописца, зажженного им самим. Не достался царю на расправу и мастер: сгорел в той избе своей заживо.
Ушли солдаты.
А краски да «струмент» Андрея в дело пошли.
Искрами изошел, рассыпался Андрей. Искры те осели в тайге керженской-приузольской, и запалили они пламя красок хохломских по лесным деревням и починкам.
С той поры и горят алым пламенем, искрятся золотыми самородками яркие краски старой Хохломы.

Письмо в редакцию газеты «Вера»
Здравствуйте, дорогая редакция. Вот, прочитав с радостью «Письма из Китеж-града», решил присоединиться к волнующей теме тайны озера Светлояр. Большой поклон и большое спаси Бог всем причастным к поднятой теме о невидимом граде Китеже.

Во мне очень сильна уверенность, что я разгадал легенды и предания о граде Китеже и касающиеся неизвестной трагической истории Святой Руси. Разгадал, потому что пришло время, разгадал, потому что с самого детства знал, что когда-то мне предстоит написать что-то очень и очень важное для всей России. И не скажу, что это далось вот так легко и просто...

...Вот перед нами известная легенда о граде Китеже — «Китежский летописец». Она вышла из христианских кругов и разве может христианин трактовать ее буквально, буква в букву. Нет конечно! Шифруя некое событие через сказку, легенду, миф наши просвещенные и образованные старцы, говоря современным научным языком, закладывали в наше общее бессознательное некий архетип, который при некоторых обстоятельствах мог раскрыться в своей истине. Вот взять бы, к примеру, известную всем с детства сказку «О колобке». Если добрый молодец будет достаточно сообразительным, то он в свое время поймет, что колобок — это луна, а все его откусы и съедение — фазы луны. Но этот молодец никогда не отберет эту сказку у своих детей и внуков. Правда большинство так с пониманием колобка доживают до старости, не поднимая лица к небу. Мне конечно очень жаль, что перед многими взрослым будет стоять дилемма: остаться в детско-сказочном понимании легенды о невидимом граде Китеже или принять новое объяснение ее.

17(4) февраля, день памяти святого благоверного великого князя Георгия Всеволодовича. Эта дата утверждена в Степенной книге, которая была в 18 веке составлена выходцем из Нижнего Новгорода образованнейшим монахом Тихоном. «Кончина святого князя Георгия показана 4 февраля (1238 года) в «Степенной книге» и память его свершается в этот день. ...Село Станилово с валами и окопами остается памятником Георгиева стана. Оно находится в Моложском уезде Ярославской губернии, на берегу реки Сити, которая вытекает в Бежецком уезде из огромной топи и впадает в реку Мологу, в 40 верстах от впадения сей последней в Волгу». Церковь безоговорочно тогда приняла именно эту дату, вопреки более древним историческим летописям, где точно указывается дата — конец февраля, начало марта. Исторической наукой принято, что великий князь Георгий Всеволодович погиб в понедельник 1 марта, так же наукой точно установлено, что не был в то время Батый на берегах Светлояра, глухого, труднодоступного лесного озера. Только пути конного от берегов Волги займет сутки без перерыва, где на пути ни одной деревеньки для грабежа и прокорму для лошадей. А «Китежский летописец» утверждает, что великий князь Георгий Всеволодович град Китеж начал строить в 1165 году и строил три года. И погиб 1239 году 4 февраля вместе с градом, прожив 70 и 5 лет. Наивно думать, что старообрядцы пошутили с «Китежским летописцем» так безответственно подойдя к историческим датам, а образованное священство господствующей Церкви пошли на такую уступку в дате смерти святого по своей наивности. В чем же причина? Что такого сверхвыходящего произошло на берегах озера Светлояр 4 февраля, когда это было, почему? Какую личность мы имеем, поминая его смерть 17(4) февраля?

А произошло то, что жил тогда в тех краях лишенный дворцовыми интригами наследования русского престола и своего имени законный наследник его Михаил Алексеевич, старший сын царя Алексея Михайловича. После воцарения Феодора народ снимался целыми деревнями и стал переселяться к тому, кто был, по твердому их убеждению, их законным царем. И шли они на жительство в места глухие, таежные, отшельнические, куда добраться можно только по Керженцу и глубокой зимой. И было их там тогда более 50 тысяч преданных и лучших из лучших в России. В Нижнем, считавшимся крупным городом, насчитывалось около 10 тысяч жителей. У меня есть подозрение, что женщины тогда в счет не шли. Труден водный керженский путь. Без просеки, без дороги не обойтись. Тогда и стала рубиться тропа ведущая к Волге, ныне именуемая «батыевой». Рубили по очередности все крепкие мужчины, все, без всякого снисхождения на сословия и происхождение. Это была дорога жизни, без нее не прожить в глухой тайге, а это 80 км по прямой, через топи и болота. Вроде начала сбываться вековая мужицкая мечта о справедливом православном царстве, со своим царем и своим священством, со своими соборами. 4 собора успели провести тогда староверы. Главный храм возвышался на высоком берегу Светлого озера. По убранству своему он мог поспорить с любым храмом столичным. Донесли Петру, а он разве мог стерпеть, что в его царстве строится другое. Его затеи требовали людишек и денег без меры. Тут подвернулся предатель Питирим, он то и стал проводником для боевого отряда Петра, которым было приказано доставить Михаила в Москву с семьей живыми или мертвыми, иначе обратный путь заказан. Предание говорит, что «искали огненным боем», что в переводе на современный язык, через жесточайшие пытки и убийства без всякой жалости. Какие пути выбора были у Михаила Алексеевича? Можно прятаться до последнего, а ратники будут уничтожать одну деревню за другой. Можно собрать мужиков и в честном бою уничтожить отряд, но найдется предатель и через пару месяцев прибудет более сильный отряд и уничтожит победителей. К тому же убийство — грех великий. А верили тогда абсолютно, что времена последние и никто не хотел пасть в грех перед Судом. Сдаться с семьей — позорная для всех смерть все равно неизбежна. И выбор был только один единственный, который был тоже в арсенале старообрядцев — самосожжение перед теми, кто пришел за тобой. Что и было совершено великим государем Михаилом Алексеевичем и его тремя старшими сыновьями 4 февраля 1708 года. Место то и нынче приметное — речка Кибелек, святой колодчик на берегу с четырьмя крестами, а неподалеку три могилки. А услужливый Питирим стал с 1719 года митрополитом Нижегородским и начались страшные гонения на керженских переселенцев. Во времена этих «питиримовых разорений» и была свезена в Светлояр с горы лошадями красавица церковь. Пострашились вояки сжечь ее, как они скиты жгли. Медленно, раздавив лед, ушла она под воду с алтарем и намоленными стенами, став прообразом невидимого града Китежа. Первым образом освятились воды Светлого озера. Видимо не все дали ратники вынести из церкви люду, а может и не дали, а скорее сами пограбили, да не все. Этим, я думаю, объясняется наличие ионов серебра в составе светлоярской воды. Со временем стали рыть себе пещеры по берегам озера старцы-отшельники и их молитвами стали насыщаться вторым образом воды Светлого озера, которого сейчас мы зовем святым. В пещерах они жили и умирали, пещеры становились им могилами. Спросил я как-то старосту Нижегородского старообрядческого храма: — Почему старообрядчество не оставило ни одного святого равного Серафиму Саровскому? Внимательно и строго тот глянул он мне в глаза: — «Почему ты думаешь, что не были? Были. Только в наших правилах святой не выходит к людям, наше служение Богу тайное». Вот я и думаю, а может и проходит тропка вокруг озера вдоль могил этих тайных святых и их святость насыщает это озеро особой целебной силой, которой и пользуются многочисленные паломники. А иным особенным озеро и приоткроется особенным колокольным звоном.

Цветет сейчас летом Светлояр, мелеет и заиливается подмытыми берегами. Раньше излишки воды свободно выходили в речку Люнду, да когда строили асфальтовую дорогу, забыли положить отводную трубу, нарушен естественный баланс. Сейчас слив восстановлен, да видимо недостаточно. Мне бабушки местные с сожалением говорили, что они последние благоданые живущих рядом с озером, молодежь безвозвратно испорчена. Уйдем мы и благодать покинет озеро. Но бегает еще по селу маленькая последняя.

Как-то в газете «Завтра» прочитал такой интересный и поучительный случай. Пришла больная женщина к одной набожной старице и попросила помощи. Та взглянула на нее испытывающе и сказала:
— Не могу я помочь тебе. Молись граду Китежу, он поможет.
— А что это за град такой. Впервые слышу.
— Ты главное молись, он тебя услышит.
Ищет сердце русское град Китеж, скрытый таинственно до последних времен...

Легенда про град Китеж
Давно это было, люди даже не помнят когда. Наверное, с той поры много сотен лет прошло. Так вот, в те далекие времена и был построен в тех дремучих лесах на невысоких горах, что стояли над красивым тихим озером, город Большой Китеж. Строился он князем Юрием Всеволодовичем после того, как был уже воздвигнут на Волге Малый Китеж.
И едва только закончили каменщики да плотники строить терема и храмы белостенные, как пошел на Русь нечестивый хан Батый со своими злыми соплеменниками.
Докатилось войско татарское до волжского Китежа и осадило город тот со всех сторон. Стойко сражались русские воины, но силы у них было маловато. Одолели враги защитников города.
Взял Батый малый Китеж и к Большому устремился.
Юрий обороняться стал, хотел преградить путь к Большому Китежу, да не устояли против недругов княжьи войска, и стали отходить в глубь заволжских лесов. Так и шли татары по следам русских воинов вплоть до самого лесного озера Светлояра. И когда вражья сила близко подступила, русские встали стеной. Но сил было мало.
И тут Китеж весь как есть съехал с горы прямо в озеро и на глазах татар утонул.
С той поры и стоят в этом дивном местечке, над зеркально чистым Светлояром, горы, ничем не застроенные. И только выросли тут высокие, как мачты, сосны да большие кудрявые березы. Деревья да низкорослые кусты с травой отражаются в спокойной воде тихого лесного озера.

Тайные общества
книга 2
По благословению архимандрита Гурия (Егорова)
Перепечатка с репринтного издания 1935 г. В.Ф. Иванов
Часть. Раскол Русской Православной церкви
Начало раскола Русской Православной Церкви совпадают по времени с английской революцией. Нужно признать совершенно объективно, что истинные причины раскола до сего времени совершенно не выяснены. Поводом к расколу послужило исправление богослужебных книг ввиду вкравшихся в них ошибок, но действительные причины единого в течении веков, монолитного православного стада темны, неизведанны и неизвестны. Можно с большим вероятием предполагать, что раскол — результат интриги масонов, которые для этой цели использовали иезуитов, католиков и протестантов. Одно несомненно, что углублению раскола содействовали киевские ученые, зараженные католицизмом и протестантизмом, передовые русские люди, обработанные масонами, и иностранцы-масоны, приобретшие к этому времени большое влияние на жизнь Московского Государства. Патриарх Никон был использован темной силой для разложения православного стада и гонения против своих же братьев православных, которые не могли примириться с тем, что чужие и непрошеные «реформаторы» порушают нашу правую веру и гонят святую старину. Восторжествовал масонский принцип «разделяй и властвуй». Единое православное стадо рассеялось. «Раскольников» стали уничтожать огнем и мечем. Насилие вызвало противодействие и страстное горение пострадать и умереть за правду от своих гонителей и мучителей. В атмосфере взаимного непонимания и ослепления единая православная церковь разделилась на две непримиримые враждующие стороны, между которыми, к удовольствию и радости третьего, закипела борьба. Раскол православной церкви дал католикам и протестантам для борьбы с православием и пропаганды своих учений. Идеи английской революции и участники этой революции, масоны, свившие себе прочное гнездо в сердце России, матушке-Москве, содействовали углублению раскола и еще более стремительному развалу православной церкви.

Последний раз редактировалось Алексей; 05.03.2009 в 16:27.
Алексей вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Метки
град, китеж, обитель праведников, святой город древней руси


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 11:09.

Рейтинг сайтов Ufolog.ru
Форум Непознанное основан в 2008 году. При копировании материалов форума, обратная ссылка обязательна.   Обратная связь - Непознанное. - Вверх

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot